Рейтинг с комментариями. Часть 2-3

212 до н.э. — Лучи Архимеда для зажигания кораблей (Греция)
конец III века до н.э. — Введение в геоцентрическую систему эпициклов и эксцентриков. Аполлоний Пергский (Греция)
середина II в до н.э — Гиппарх Никейский. Первые звёздные каталоги (Греция)
ок 100 до н.э — Антикитерский механизм (Греция)
I век. — Герон Александрийский. Эолипил (Греция)
ок. 138 — Клавдий Птолемей. «Алмагест» (Греция)
ок. 150 - «Невероятные приключения по ту сторону Туле». Антоний Диоген (Греция)
ок. 160 — Лукиан Самосатский. «Истинная история», «Икароменипп» (Греция)
март 415 — Первая женщина-астроном. Гипатия (Ипатия) Александрийская (Греция)

212 до н.э. — Лучи Архимеда для зажигания кораблей (Греция)
Архимед родился в 287 до н. э. в Сиракузах. Отец его был Фидий (не знаменитый скульптор, но тоже известный астроном и математик, родственник тирана Сиракуз). Учиться Архимед отправился в Александрию — научный центр греческого мира в том веке. С величайшими учёными он был знаком лично. Потом вернулся в Сиракузы и занялся наукой, в полном достатке при полном уважении. До нас дошло 13 трактатов Архимеда — все исключительной важности. Самым великим своим достижением он считал формулирование соотношения объемов шара и описанного около него цилиндра как 2:3. Открытием он так дорожил, что в завещании просил поставить на своей могиле памятник с изображением цилиндра с вписанным в него шаром и надписью расчета. Был не только великим математиком, но и механиком. Сформулировал основные положения статики, рассмотрел сложение параллельных сил, определил понятие центра тяжести для различных фигур, дал вывод закона рычага. Открыл основной закон гидростатики ("Закон Архимеда"). Построил небесную сферу — механический прибор, на котором можно было наблюдать движение планет, Солнца и Луны (после гибели Архимеда планетарий был вывезен Марцеллом в Рим, где на протяжении нескольких веков вызывал восхищение); гидравлический орган был одним из чудес техники. Изобрел водоподъемный механизм (Архимедов винт). Он построил также прибор для определения видимого диаметра солнца.
В 212 г до н.э Сиракузы были осаждены римским флотом. Сиракузы — греческий город в Сицилии, очень хорошо укреплённый, со своей цитаделью, хорошей гаванью, важнейший город-государство Сицилии, оказавшейся во время 2-й Пунической войны меж двумя заклятыми врагами — Римом и Карфагеном. Остаться нейтральными не было никакой возможности — уж слишком удобное положение было у острова. Поэтому Сиракузы в начале войны стали союзником Рима. А в 216 г, после битвы при Каннах, где Ганибал уничтожил вдвое меньшими силами отборное римское войско, Сиракузы перешли на сторону пунийцев. И в 212 г к стенам Сиракуз явился Марцелл, пытавшийся взять Сиракузы десантом с кораблей. Стену Ахрадины Марцелл штурмовал с моря 60-ю квинкверемами; с одних кораблей пращники, лучники, копейщики обстреливали стену, другие суда он приказал соединить по два и, установив на них осадные орудия, подвести вплотную к укреплениям. Механизмы, созданные Архимедом, нанесли флоту большой урон и римляне перешли к осаде, которая длилась 7 месяцев. Стены Сиракуз были очень длинные и римляне, дождавшись момента, когда жители начали трёхдневный праздник в честь Артемиды, пробились в самом слабом месте. В городе, естественно, нашлись и их союзники и скоро римляне взяли и цитадель (Ахрадину).



Статуя Архимеда с бронзовым гиберболическим зеркалом, системой которых он будто бы жег римский флот

Плутарх приводит три рассказа о гибели Архимеда. Согласно первому, Архимед был занят чертежом и не обращал внимания на римских воинов. Когда один из них потребовал его к Марцеллу, Архимед сказал, что не решил еще задачу, и воин, разгневанный, заколол его. Второй — как Архимед сам напал на воина, посмевшего наступить на его чертежи. А третий повествует о том, что Архимед шел к Марцеллу со своими интрументами, когда солдаты, приняв их за сокровища, убили его с целью грабежа. Якобы убивший Архимеда солдат был казнён.
Зонарра рассказывает следующее: "Римляне убили многих других и Архимеда". У него Марцелл не приказывал щадить ученого, не печалился о его гибели и, тем более, никого не наказывал.
Похоронили Архимеда с почестями, но скоро могилу забыли и забросили — Архимед как-никак был непремиримым врагом Рима. Лишь в I веке Цицерон нашёл её. Цицерон говорит, что одну из Архимедовых "сфер", небесных глобусов, Марцелл посвятил в храм Мужества, а другую взял себе: эта реликвия передавалась в его семье из поколения в поколение.
Архимеду было 75 лет, когда его убили и, как говорят, он был чрезвычайно творчески активен. В 1935 в честь него назвали один из самых знаменитых лунных кратеров.
Я часто слышал, как рассказывали об этой сфере и должен признаться, что на первый взгляд не нашел в ней ничего особенного. ...Однако, когда Галл начал нам объяснять с бесконечной ученостью систему этого прекрасного произведения, я вынужден был прийти к выводу, что этот сицилиец обладал гением, которого, кажется, человеческая природа не может достигнуть...

Цицерон о небесной сфере Архимеда


Есть такая легенда о зеркалах Архимеда. Ах, если б дошла до нас "Римская история" Диодора Сицилийского! Как пересказывают читавшие её, в этой книге, написанной на рубеже нашей эры, описывается, как измученный хитроумными механизмами Архимеда, римский полководец Марцелл отвёл флот на расстояние полёта стрелы от стен Сиракуз. Тут-то Старик (так звали в городе Архимеда) и навёл на корабли зеркало (или много зеркал). Собственно, на таком расстоянии поджечь корабль сложно. Но можно! Был бы подходящий гелиоконцентратор. Архимед был выдающийся оптик (до нас его книга по оптике не дошла). Известно, что он разбирался с вогнутыми зеркалами. И изготовить хорошую линзу уже могли. Стеклянные шарики, наполненные жидкостью, применялись для прижигания болячек.
Тем не менее, странно, что никто после Архимеда не взял на вооружение столь страшное оружие. Возможно, не сжёг, а устроил хорошую баню, напугав до полусмерти? Возможно, вовсе и не зеркала, а некая зажигательная смесь? Странная история с этой легендой. Современники Архимеда, чьи записки до нас дошли, ни словом не обмолвились о подобном факте. И лишь спустя 4 столетия о этом случае стали упоминать как о деянии, всем хорошо известном. Затем последовало 15 веков отрицания и высмеивания легковерных. А в 1747 году француз Жор Луи Бюффон повторил опыт Архимеда, подпалив доску на расстоянии 150 футов с помощью 128 зеркал. Но всё же я склоняюсь, к тому, что это миф. Вот, скажем, уже и в учебники пролезло утверждение, что в 6 веке византиец Анфимий повторил архимедовское зажигание на расстоянии и даже сжёг дом ненавистного соседа на расстоянии 100 метров, использовав для этого всего лишь 24 зеркала. На деле же никого он не палил (да и дома там делали из камня), а только описал простейший гелиоконцентратор — фокусировку нескольких зеркал в одно место путём их поворота вручную. Вот так и возникают легенды. Я считаю (несмотря на глубокое уважение к Архимеду), что всё это выдумки. Во-первых, "расстояние полета стрелы" — это уже сотни метров, а на таком расстоянии поджечь что-либо уже невозможно, во-вторых, не иначе римляне были соучастниками эксперимента, а то могли б просто вылить на "солнечный зайчик" ведро воды, в-третьих, речь идет о целом флоте, а это уж совсем ни в какие ворота не лезет...
Скорее всего Архимед пользовался солнечным зайчиком, как прицелом. Если создать хороший метательный инструмент, то легко могу представить, как это происходит. Солнечный зайчик как курсор появляется на любом корабле, упреждение хода легко учитывается. После чего спускается курок какой-нибудь катапульты и сосуд с какой-нибудь горящей жидкостью летит с перелётом, перечеркивая корабль горящей струёй. Либо вслед просто летит зажигательная стрела. Только так. А то начинают вычислять, сколько надо навести зеркал, чтобы поджечь парус. Может быть и немного, да только паруса древние ставили в открытом море при попутном ветре, но никак не при штурме стен.


Например, вот безобразный рисунок, никак не соответствующий истине. Тут даже тип корабля другой.

А вот рисунки из книги Афанасия Кирхера (1671 г) иллюстрируют идею великого Архимеда об использовании множества зеркал, концентрирующих энергию Солнца. Но — идею, не реконструкцию события. Да и вообще — что мог знать Кирхер о римском флоте?


Архимед поучаствовал в космических полётах тем, что создал миф о лучевом оружии, иначе говоря, оставил потомкам мысль о концентраторах солнечной энергии и о передаче энергии на расстоянии без каких либо проводов. Гиперболоиды всех типов имеют вполне известного предка — солнечный концентратор Архимеда. Они оставили неизгладимый след в технике, фантастике и стали-таки реальностью.

конец III века до н.э. — Введение в геоцентрическую систему эпициклов и эксцентриков. Аполлоний Пергский (Греция)
Геоцентрическую теорию Евдокса Книдского (см. I-я половина IV в до н.э.) с математической точки зрения усовершенствовал Каллипп, он увеличил число сфер, вращающихся вокруг Земли до 34. Аристотель довёл число сфер до 56, но и это не избавило геоцентрическую систему от некоторых несоответствий. Античные греческие астрономы-математики, буквально помешанные на природной гармонии и красоте во всём, включая движение небесных тел, считали окружность единственно приемлемой формой траектории планет. Двадцать веков осталось до Кеплера, которому подали на обед сосиски, а он усмотрел в них эллиптичность орбит. Количество сфер, по которым катались блуждающие звёздочки планет, увеличивалось, точность предсказаний положений планет росла, а неравномерности остались. И вот на них обратил внимание "Великий геометр" Аполлоний Пергский, один из трёх Великих математиков античности и последний из них (первые — Эвклид и Архимед). Он ввёл в систему эпициклы* и эксцентрики** для объяснения неравномерности движения планет. Эту теорию позднее развили Гиппарх и Птолемей.
*Эпицикл — понятие, используемое в древних и средневековых теориях движения планет. Согласно этой модели, планета равномерно движется по малому кругу, называемому эпициклом, центр которого, в свою очередь, движется по большому кругу, который называется деферентом.
**Эксцентрик в астрономии — вспомогательная окружность в геоцентрической системе мира для представления годового обращения Солнца вокруг Земли с помощью движения по окружности с постоянной угловой скоростью. Неравномерность движения Солнца по эклиптике объяснялась тем, что оно движется (равномерно) по окружности эксцентрика, центр которого не совпадает с Землёй.

Хотя, по мнению некоторых историков, первую теорию эпициклов построили ещё пифагорейцы в V веке до н. э.
Собственно на авторство Аполлония указывает Птолемей в своей книге Syntaxis. Теория эпициклов, конечно, предшествует Аполлония. Тем не менее, Аполлоний сделал существенный вклад в теорию, используя свои геометрические познания. В частности, он сделал исследование точек, где планета окажется неподвижной, (где происходит изменения движения к ретроградному движению или наоборот).
Сведения о жизни Аполлония Пергского практически отсутствуют. Родился он в 262 до н. э. в малоазиатском городе Перге (Памфилия, ныне г.Муртана, Турция, на север от Кипра). Ещё в ранней молодости присоединился к Александрийской математической школе Евклида и со временем преподавал там как признанный авторитет в геометрии и астрономии. В конце жизни на некоторое время вернулся на родину, где были открыты учебный центр и библиотека, аналогичные Александрийскому Мусейону. В тексте трудов Аполлония обнаружено упоминание о его сыне, которого также звали Аполлоний.
Аполлоний был прежде всего математиком и прославился в первую очередь монографией «Конические сечения» (8 книг), в которой дал содержательную общую теорию эллипса, параболы и гиперболы. Именно Аполлоний предложил общепринятые названия этих кривых; до него их называли просто «сечениями конуса». Это конечно, совсем не астрономия, но как эти знания пригодились будущим баллистикам! Он ввёл и другие математические термины, латинские аналоги которых навсегда вошли в науку, в частности: асимптота, абсцисса, ордината, аппликата.
Решал он и практические проблемы. Он разработал hemicyclium, солнечные часы, который имели часовые линии, нарисованные на поверхности конического сечения, что даёт большую точность.



Сочетание движений по эпициклу и деференту, приводящее к движению Солнца по эксцентрическому кругу. Обозначения: T — Земля (центр деферента), S — Солнце, P — центр эпицикла, O — центр эксцентра (результирующей орбиты Солнца). При движении Солнца отрезки SP и OT всегда параллельны.



Объяснение попятных движений планет с помощью эпицикла



Арабский перевод книги Аполлония о конических сечениях (Conics, "Коники). IX век.

Он также дал решение задачи о построении окружности, касающейся трёх заданных окружностей («задача Аполлония»), изучал спиральные линии, занимался геометрической оптикой. Здесь он доказал, что сферические зеркала, якобы используемые Архимедом для сжигания кораблей, непригодны — их поверхность должна быть параболической.
Именно параболические "тарелки" стоят на наших домах и имеются на многих космических аппаратах.
Четыре книги главного сочинения Аполлония о конических сечениях дошли до нас в греческом оригинале, три — в арабском переводе Сабита ибн Курры, а восьмая потеряна. Папп Александрийский в «Математическом собрании» сообщает некоторые сведения о содержании VIII книги. Эдмонд Галлей подготовил образцовое издание данного труда (Оксфорд, 1710), куда включил свою попытку реконструкции VIII книги (на основании предисловия к VII книге). До Галлея аналогичную попытку предпринял Ибн ал-Хайсам.
Предшественниками Аполлония были Менехм, Конон Самосский, а также Евклид, чьё сочинение «Начала конических сечений» до нас не дошло. Евклид не включил теорию конических сечений в свои «Начала», вероятно, по той причине, что античные математики считали «совершенными линиями» только прямые и окружности.
В книге I приводятся определения и уравнения («симптомы») конических сечений — впрочем, известные и до Аполлония. Новым явилось то, что классификация кривых, как и в современных учебниках, проводится алгебраически — по виду уравнения, а не из геометрических соображений. Более того, Аполлоний строго доказывает, что вид уравнения не зависит от выбора опорной системы координат; в качестве таковой выступают, как правило, произвольный диаметр кривой и касательная в одном из концов диаметра, но Аполлоний рассматривает и другие косоугольные системы координат (например, для гиперболы — пара асимптот).
В последующем изложении (книги II-IV) выясняются свойства особых точек и линий, связанных с исследуемой кривой: фокусов, асимптот, полюсов и поляр, перечисляются их свойства, доказывается, что конические сечения могут пересекаться не более чем в 4 точках, поясняется, как строить касательные к этим кривым, определяются площади сегментов. Всего в труде 387 теорем.
В предисловии Аполлоний сообщает, что, начиная с III книги, большая часть теорем являются новыми.
V книга: теория нормалей и эволют для конических сечений, задачи на максимум и минимум.
VI книга: теория подобия конических сечений.
В VII-й (и, видимо, в VIII-й) книге приводятся знаменитые теоремы Аполлония о сопряжённых диаметрах и разнообразные приложения теории к геометрическим задачам.
Большой интерес представляют не только результаты Аполлония, но и методы, которыми он пользуется. В них можно найти многочисленные мотивы более поздних достижений математики — алгебры, аналитической, проективной геометрии и местами даже дифференциальной геометрии.
Книга оказала огромное влияние на творчество последующих математиков, включая Ферма, Декарта, Ньютона, Лагранжа и многих других. Многие теоремы Аполлония, особенно о максимумах, эволютах, нормалях и т. п. вошли в современные учебники по дифференциальной геометрии конических сечений.
Каким образом Аполлоний, не владея математическим анализом, сумел сделать свои открытия, неясно. Возможно, у него, как у Архимеда, был некий метод бесконечно малых, который он использовал в эвристических целях, чтобы затем передоказать результат каноническими средствами античной геометрии.
До открытий Кеплера и Ньютона теория Аполлония практически применялась в основном для решения кубических уравнений, а также в оптике зеркал. Когда обнаружилось, что орбита материальной частицы в задаче двух тел есть одно из конических сечений, интерес к данным кривым резко возрос, и труды Аполлония были продолжены на новом математическом уровне.
В VII книге Математического собрания Паппа дается краткое описание шести математических трактатов Аполлония. Из этих сочинений Аполлония сохранилось только первое — в средневековом арабском переводе.
Древнегреческие авторы (например, Клавдий Птолемей в XII книге Альмагеста) упоминали открытия Аполлония в астрономии, однако ни одно его астрономическое сочинение не сохранилось.
Умер в Александрии в 190 до н. э. в возрасте 72 лет.
В честь Аполлония назван кратер на Луне.

середина II в до н.э — Гиппарх Никейский. Первые звёздные каталоги (Греция)
Гиппарх Никейский
«Он определил места и яркость многих звёзд, чтобы можно было разобрать, не исчезают ли они, не появляются ли вновь, не движутся ли они, меняются ли в яркости. Он оставил потомкам небо в наследство, если найдётся тот, кто примет это наследство»

Плиний Старший о Гиппархе

Гиппарх Никейский родился ок. 190 до н. э. в Никее (сейчас это Изник, Турция). Большую часть жизни работал на острове Родос. Его первое и последнее астрономические наблюдения датируются, соответственно, 162 и 127 гг. до н. э. Вероятно, что он был в контакте с астрономами Александрии и Вавилона, но неизвестно, посещал ли он эти научные центры лично. Птолемей его, очевидно, знал и отозвался о нём так: «муж трудолюбец и поклонник истины». Из собственных сочинений Гиппарха до нас дошло только одно — «Комментарий к феноменам Евдокса и Арата» в трёх книгах. В трактате содержится критический комментарий к описаниям положений звёзд и созвездий на небе в популярной астрономической поэме Арата, основанной на наблюдениях Евдокса. Кроме того, в сочинении приводится множество численных данных о восходах и заходах многих звёзд и отдельные их координаты.
Наиболее важным достижением Гиппарха считается открытие астрономической прецессии, заключающейся в том, что точки равноденствий постепенно перемещаются среди звёзд, благодаря чему каждый год равноденствия наступают раньше, чем в предшествующие годы. По Птолемею, Гиппарх сделал это открытие, сопоставляя определённые им самим координаты Спики с измерениями александрийского астронома Тимохариса. Более подробное исследование позволило Гиппарху отвергнуть предположение, что это изменение координат вызывается собственными движениями звёзд, так как менялись только долготы звёзд (их угловые расстояния от точки весеннего равноденствия, отсчитываемые вдоль эклиптики), но не их широты (угловые расстояния от эклиптики). По Гиппарху, скорость прецессии составляет 1° в столетие (на самом деле, 1° за 72 года).
Некоторые историки считают, что измерения звёздных координат, бывших в распоряжении Гиппарха, являются недостаточно точными, чтобы судить о скорости прецессии. Возможно, что Гиппарх измерил скорость прецессии на основании разности между тропическим и сидерическим (звёздным) годами. В последнее время появились основания полагать, что разность между этими двумя видами года была известна ещё Аристарху Самосскому, жившему за полтора столетия до Гиппарха. Если это так, то заслуга Гиппарха заключается не столько в открытии прецессии, сколько в подробном исследовании этого феномена на основе данных о координатах звёзд.
Гиппарх составил первый в Европе звёздный каталог, включивший точные значения координат около тысячи звёзд (работу по определению звёздных координат начали ещё в первой половине III века до н. э. Тимохарис и Аристилл в Александрии). Плиний Старший писал, что непосредственным поводом к составлению каталога явилась новая звезда в Змееносце, натолкнувшая Гиппарха на мысль, что «надлунный мир» также подвержен изменениям, как и мир земной. Отсюда видно, что сам Гиппарх, по меньшей мере, допускал возможность собственных движений звёзд. Имея в виду оставить позднейшим наблюдателям данные для наиболее лёгкого определения изменения положений звёзд, он записал несколько случаев, когда три или более звезды лежат примерно на одной линии (большом круге небесной сферы). Хотя Гиппарх, вероятно, был сторонником неподвижной Земли, он, вероятно, не исключал возможность вращения Земли.
Другим новшеством Гиппарха при составлении каталога явилась система звёздных величин: звёзды первой величины самые яркие и шестой — самый слабые, видимые невооружённым взглядом. Эта система в усовершенствованном виде используется в настоящее время.
Сам по себе каталог Гиппарха до нас не дошёл. Многие астрономы (начиная с Тихо Браге) однако полагают, что звёздный каталог, приведённый в «Альмагесте» Птолемея, в действительности является переделанным каталогом Гиппарха, вопреки высказыванию Птолемея, что все звёзды его каталога наблюдались им самим.


Экваториальное кольцо — инструмент, использовавшийся Гиппархом для наблюдения равноденствий. Его тень падает на сам прибор только тогда, когда Солнце находится на экваторе (то есть в точках равноденствий). Таким образом, с помощью этого инструмента можно с довольно высокой точностью определять моменты равноденствий.
Гиппарх внёс существенный вклад в усовершенствование календаря. Он определил продолжительность тропического года 365+(1/4)-(1/300) дней (на 6 минут длиннее правильного значения во II в. до н. э.) Традиционно считается, что он получил это значение исходя из промежутка времени между летними солнцестояниями, наблюдавшимися в 280 г. до н. э. Аристархом и/или его школой в Александрии и самим Гиппархом в 135 г. до н. э. на Родосе, но, возможно, он мог заимствовать это у вавилонских астрономов или у Аристарха.
Интересно то, что не только Гиппарх использовал данные вавилонских астрономов, но, что доказано, они тоже копировали вычисления Гиппарха.
Все теории движения небесных тел, созданные вавилонскими астрономами, рассматривали только их движения по небу, к тому же только в проекции на эклиптику (что было вполне достаточно с точки зрения астрологии). Наоборот, астрономы Древней Греции стремились установить орбиты небесных тел в пространстве. Начиная с Аполлония Пергского, III век до н. э. или еще ранее, они строили орбиты на основе сочетания больших и малых кругов — деферентов и эпициклов. Именно на основе этого принципа Гиппарх создал первые дошедшие до нас теории движения Солнца и Луны.
Если бы Солнце (в геоцентрической системе) равномерно двигалось по окружности с центром в центре Земли, то угловая скорость его перемещения по небу была бы постоянной и астрономические времена года имели бы равную продолжительность. Однако ещё Евктемон и позднее Каллипп установили, что продолжительность сезонов не одинакова: по собственным измерениям Гиппарха, более точным, чем у его предшественников, интервал между весенним равноденствием и летним солнцестоянием составил 94,5 дней, между летним солнцестоянием и осенним равноденствием — 92,5 дней. Поэтому согласно теории Гиппарха дневное светило равномерно движется по эпициклу, центр которого в свою очередь равномерно вращается по деференту. Периоды обоих вращений одинаковы и равны одному году, их направления противоположны, в результате чего Солнце равномерно описывает в пространстве окружность (эксцентр), центр которой не совпадает с центром Земли.
Из наблюдений требовалось определить эксцентриситет орбиты (то есть отношение расстояний между центрами Земли и эксцентра) и направление линии апсид (линии, проходящей через центры Земли и эксцентра). Зная продолжительность времён года, Гиппарх решил эту задачу: эксцентриситет орбиты Солнца составляет 1/24, апогей орбиты расположен на угловом расстоянии 64,5° от точки весеннего равноденствия. Теория Гиппарха описывает положение Солнца на небе с очень высокой точностью. Вероятно, Гиппарх создал несколько таких теорий, каждая последующая из которых была точнее предыдущей, причём до нас дошла (благодаря «Альмагесту») только одна из них, притом не самая последняя.
Поскольку, в отличие от Солнца, периоды наиболее быстрого или медленного движения Луны по небу каждый месяц приходятся на новое созвездие, для создания теории движения Луны Гиппарху пришлось предположить, что скорости движения Луны по деференту и эпициклу не совпадают. Для получения орбитальных параметров Гиппарх использовал красивый метод, основанный на использовании трёх лунных затмений, созданной ранее им же теории Солнца и данных более ранних древнегреческих астрономов. Гиппарх создал две теории с несколько различными параметрами. Ввиду сложности движения нашего естественного спутника, лунная теория Гиппарха оказалась не столь успешной, как его теория Солнца, но тем не менее позволила осуществлять предсказания затмений с точностью, недоступной более ранним астрономам, в том числе вавилонским. С точностью до двух часов.
Интересно также, что сотрудники Гиппарха (вычислители), судя по формулам, придерживались гелиоцентрической системы, ибо применяли в расчётах расстояние от Земли до Солнца (а.е).
Гиппарх написал две книги «О размерах и расстояниях», посвящённые измерению расстояний до Луны и Солнца (до нас не дошли). В первой книге Гиппарх использовал наблюдения солнечного затмения, которое в Геллеспонте наблюдалось в полной фазе, а в Александрии в фазе 4/5. Предполагая, что Солнце гораздо дальше от нас, чем Луна, то есть солнечный параллакс пренебрежимо мал, Гиппарх получил расстояние до Луны 71— 83 радиусов Земли. Во второй книге Гиппарх использует метод определения расстояния до Луны, основанный на анализе лунных затмений (в принципе аналогичный использованному ранее Аристархом), и предполагает, что суточный параллакс Солнца составляет 7' — максимальная величина, при которой он неразличим невооруженным взглядом. В результате получается, что расстояние до Луны составляет 671/3 — 722/3 радиусов Земли; расстояние до Солнца, соответствующее суточному параллаксу 7', составляет 490 радиусов Земли.
По всей видимости, Гиппарх неоднократно возвращался к этой теме. Теон Смирнский и Халкидий утверждают, что он получил объём Солнца в 1880 раз превосходящим объём Земли (по др. данным 1050), и объём Луны — в 27 раз меньшим объёма Земли.
Гиппарх также написал книгу «О телах, движущихся вниз под действием их тяжести», с основными идеями которой мы знакомы в пересказе Симпликия. Он вполне внятно описал свойство тел, которое мы сейчас называем "потенциальная энергия". Гиппарх был знаком с понятием инерции и дал качественное описание действия тяготения. По мнению Руссо, Гиппарх в действительности был гелиоцентристом, но его соответствующие труды не дошли до Птолемея.
При разработке теорий Луны и Солнца Гиппарх использовал античный вариант тригонометрии. Возможно, он первым составил таблицу хорд, аналог современных таблиц тригонометрических функций.
Еще он написал трактат «Против географии Эратосфена» в трёх книгах (до нас не дошёл). Гиппарх подверг труд Эратосфена (см.карту выше) жестокой критике, утверждая, что без привязки к звёздным координатам карты делать нельзя (это требование стало выполнимо лишь через 15 веков). Гиппарх впервые стал использовать градусную сетку, первый предложил определять широту не только по Солнцу, как это делали уже задолго до него, но и по звёздам, а для определения долготы предложил использовать наблюдения за лунными затмениями.
Вероятно, Гиппарх был первым, кто взялся решать проблему долготы. Т.е. впервые предложил способ измерения долготы разных пунктов, сделал астрономию необходимой для геодезии, картографии, навигации.
Гиппарх предложил использовать затмения Луны, так как ее вхождение в тень Земли есть событие, которое происходит в один и тот же момент для всех наблюдателей, где бы они ни находились на земной поверхности. Но, к сожалению, Гиппарх не указал способов, как измерить местное время в каждом из пунктов наблюдения. Непосредственно использовать для этой цели солнечные часы было невозможно, так как во время лунного затмения Солнце находится ниже горизонта. Есть и другие трудности: затмения случаются довольно редко: два-три раза в год, а иногда и совсем не происходят, поэтому определение долгот для большого числа пунктов требует длительного времени. В наследство потомкам Гиппарх составил таблицу затмений на шесть столетий вперед.
Широту местности измеряли по высоте Солнца и до Гиппарха. Но именно он в т.н. «таблице климатов» указал широты нескольких десятков городов и местностей. В частности, он дал более точные по сравнению с данными Эратосфена оценки широт Афин, Сицилии и южной оконечности Индии. При вычислении географических широт на основе продолжительности самого долгого светового дня Гиппарх использовал уточнённое значение угла наклона эклиптики — 23°40' (истинное значение во второй половине II в. до н.э. составляло около 23°43'.).
Гиппарх оказался одним из первых астрономов древности, занявшихся астрологией, и иногда упоминался в древних списках знаменитых астрологов. До Гиппарха в Европе этим не увлекались — явно прослеживается влияние вавилонских астрономов.
В честь Гиппарха назван лунный кратер (в 1935), астероид и орбитальный телескоп Европейского космического агентства, предназначенный для астрометрических измерений.
Умер он, вероятно, на Родосе, около 120 г до н.э, в возрасте примерно 70 лет.

I век. — Герон Александрийский. Эолипил (Греция)
Герон Александрийский Годы жизни Герона в XVIII— XXI веках стали предметом дискуссии. Согласно античным источникам, он жил после Архимеда, но перед Паппом, то есть где-то между 200 до н. э. и 300 гг. н. э. (Интервал в 500 лет!). Спор тоже идёт уже лет 300. В 1938 году Отто Нойгебауер предположил, что Герон жил в I-м веке н. э. Это предположение было основано на том, что в его книге «О диоптре» упоминается лунное затмение, которое было замечено за 10 дней до весеннего равноденствия. Его указание, что оно произошло в Александрии в 5 часов ночи, однозначно указывает в интервале между 200 до н. э. и 300 н. э. на лунное затмение от 13 марта 62 года (юлианская дата). В последнее время датировка Нойгебауера была подвергнута критике. И как бы для придания древности вместо I века н.э стал употребляться I век до н.э.
Жил и творил он в Александрии (Египет), которая тогда была эллинистическим городом, который мы для простоты назовём древнегреческим.
Подробности его жизни неизвестны.
Видеоролик по поводу изобретения (2,84 Мб)

Герона относят к величайшим инженерам за всю историю человечества. Занимался геометрией, механикой, гидростатикой, оптикой. Основные произведения: Метрика, Пневматика, Автоматопоэтика, Механика (произведение сохранилось целиком в арабском переводе), Катоптрика (наука о зеркалах; сохранилась только в латинском переводе) и др. В 1814 году было найдено сочинение Герона «О диоптре», в котором изложены правила земельной съёмки, фактически основанные на использовании прямоугольных координат. Герон использовал достижения своих предшественников: Евклида, Архимеда, Стратона из Лампсака. Более чем вероятно, что труды его гораздо обширнее. Многие из его книг безвозвратно утеряны (свитки содержались в Александрийской библиотеке, варварски сожжённой религиозными фанатиками). Одна из копий его книг, сделанная в 16 веке, содержится в Оксфордском Университете.
Первым начал создавать программируемые устройства (вал со штырьками с намотанной на него верёвкой).
В трактате «Механика», состоящем из трёх книг, Герон описал пять типов простейших машин: рычаг, ворот, клин, винт и блок. Герон установил «золотое правило механики», согласно которому выигрыш в силе при использовании простых механизмов сопровождается потерей в расстоянии.
В трактате «Пневматика» Герон описал различные сифоны, хитроумно устроенные сосуды, автоматы, приводимые в движение сжатым воздухом или паром. Это эолипил, представлявший собой первую паровую турбину — шар, вращаемый силой струй водяного пара; автомат для открывания дверей, автомат для продажи «святой» воды, пожарный насос, водяной орган, механический театр марионеток. В книге «Об автоматах» также описаны различные автоматические устройства.
В трактате «Беллопоэтика» Герон описал различные военные метательные машины.
В книге «О диоптре» описан диоптр — простейший прибор, применявшийся для геодезических работ. Этот прибор представляет собой линейку с двумя смотровыми отверстиями, которую можно поворачивать в горизонтальной плоскости и при помощи которой можно визировать углы.
Герон излагает в своём трактате правила земельной съёмки, основанные на использовании прямоугольных координат. В предложении 15 описывается, как строится геодезическое обоснование при прокладке тоннеля сквозь гору, когда работы ведутся одновременно с обоих его концов.
В предложении 34 описан одометр — прибор для измерения расстояния, пройденного повозкой. В предложении 38 описывается сходное устройство, позволяющее определять расстояние, пройденное кораблём.
В «Катоптрике» Герон обосновывает прямолинейность световых лучей бесконечно большой скоростью их распространения. Он приводит доказательство закона отражения, основанное на предположении о том, что путь, проходимый светом, должен быть наименьшим из всех возможных (частный случай принципа Ферма). Исходя из этого принципа, Герон рассматривает различные типы зеркал, особое внимание уделяя цилиндрическим зеркалам.
«Метрика» Герона и извлечённые из неё «Геометрика» и «Стереометрика» представляют собой справочники по прикладной математике. Среди содержащихся в «Метрике» сведений:
Формулы для площадей правильных многоугольников.
Объёмы правильных многогранников, пирамиды, конуса, усечённого конуса, тора, шарового сегмента.
Формула Герона для расчёта площади треугольника по длинам его сторон (открытая Архимедом).
Правила численного решения квадратных уравнений.
Алгоритмы извлечения квадратных и кубических корней (Итерационная формула Герона).
Книга Герона «Определения» представляет собой обширный свод геометрических определений, по большей части совпадающих с определениями «Начал» Евклида.
В средние века многие из его изобретений были отвергнуты, забыты или не представляли практического интереса.
Нас интересует эолипил. Вот он каким был, очевидно:
Эолепил Герона Александрийского
В трактате «Пневматика» описывались машины использовавшие энергию тепла.
Под номером 50 описывается устройство под названием Эолипил — шар «Эола». Эол — полубог в мифологии древней Греции, властитель ветров. Он подарил Одиссею мех из шкуры быка, где были зашиты все ветра, кроме попутного. Спутники Одиссея, решившие, что там золото, открыли.... и стали игрушкой ветров. Одиссей в очередной раз не смог достичь родной Итаки и несчастной Пенелопы.
А ведь неправильно нарисовано! Явно в котле видна вода. Котёл должен быть герметичным — иначе не будет работать! Вот примерно такой:
Данное устройство представляло собой бронзовый котел, установленный на опоры. От крышки котла вверх поднимались две трубки, на которых крепилась сфера. Трубки соединялись со сферой таким образом, что она могла свободно вращаться в месте соединения. При этом по этим трубкам в сферу мог поступать пар из котла. Из сферы выходили две трубки изогнутые под 90°. Пар, покидая трубки, создавал реактивную тягу.
Принцип работы устройства был прост. Под котлом разводили огонь, и когда вода начинала кипеть, пар через трубки поступал в сферу, откуда под давлением вырывался наружу, раскручивая сферу. Эолипил являлся первой известной нам паровой турбиной. Никаких данных об практическом использовании эолипилов нет.
Между прочим, эолипил не только в открытом космосе, но даже на высоте порядка 40 км заработает без всякого костра — вода в разряженном воздухе закипит от тепла человеческой руки и даже при еще более низких температурах. А вращение — это не только механическая энергия, это гироскопы, ориентация, искусственная гравитация. Очень полезная вещь в космонавтике!
В честь Герона назвали в 1976 году лунный кратер.

ок. 138 — Клавдий Птолемей. «Алмагест» (Греция)


Клавдий Птолемей. Так представлялся он художнику XVI века.
Клавдий Птолемей родился ок.87 г. Подробностей о жизни почти нет. Но бóльшую часть жизни он провёл в Александрии (127-151). Здесь он проводил астрономические наблюдения, написал "Великое математическое построение астрономии в 13 книгах" (ок. 138). В древности этот трактат называли "Мэгистэ" (от греческого "мэгистос" — величайший), а у арабов превратилось в "Алмагест". От арабов он под этим названием вернулся в Европу. Эпитет "величайший" вполне соответствует труду Птолемея, поскольку в нем с большим искусством не только описана, но и проанализирована вся совокупность астрономических знаний того времени. В "Алмагесте" изложена созданная Птолемеем система, согласно которой Земля покоится в центре мироздания, а все небесные тела обращаются вокруг нее. Видимые движения небесных тел представлены здесь с помощью комбинаций круговых движений — эпициклов (теории эпициклов). Представление было доведено до максимальной для того времени точности, так что вычисление положений планет стало более надежным. В "Алмагесте" содержится также описание открытого Птолемеем явления эвекции — периодического отклонения движения Луны от равномерного кругового. В этом труде впервые дано решение некоторых математических задач, в частности построена таблица хорд для углов, заданных через каждые полградуса (т. е. таблица синусов), доказана теорема о свойствах четырехугольника, известная в настоящее время как теорема Птолемея и др. В "Алмагесте" описан построенный Птолемеем подобный армиллярной сфере инструмент для измерений долгот и широт на небе (астролабон), а также инструмент для измерения угловых расстояний, позднее ставший известным в Европе как трикветрум. Большое значение для дальнейшего развития астрономии имел основанный на наблюдениях Гиппарха и собственных наблюдениях Птолемея включенный в "Алмагест" каталог положений 1022 звезд. Птолемей нигде не говорит, что он использовал чужие работы, но современные астрономы доказали, что он лишь дополнил наблюдения Гиппарха. Положение многих звёзд соответствуют эпохе Гиппарха. Птолемей пересчитал каталог Гиппарха на свою эпоху с систематической ошибкой в прецессии (возникшей от того, что он принимал прецессию равной 1 градусу в 100 лет, а не в 72 года). В результате данные о положении звёзд оказались приведёнными на 60 год н. э., а вовсе не на 137 год н. э., как утверждает сам Птолемей.



Вот такой прибор впервые описан в "Альмагесте" (хотя изобретён был гораздо раньше. Трикветрум (от лат. triquetrus — треугольный) (трикветр, линейка параллактическая) — древний астрономический угломерный инструмент, применявшийся для измерения зенитных расстояний небесных светил и параллакса Луны. Состоял из трёх шарнирно-соединённых стержней, образующих равнобедренный треугольник, у которого угол при вершине мог изменяться в соответствии с измеряемым зенитным расстоянием. Мерой угла служила длина стержня с нанесёнными на него делениями, находившегося в основании треугольника. Трикветрум использовался при астрономических наблюдениях вплоть до XVI века. У Коперника тоже был похожий, чуть более совершенный (14 веков прошло!)


Птолемей заложил основы математической географии и картографии. Нельзя не отметить великий труд «География». В области оптики исследовал преломление света при переходе луча из воздуха в воду и в стекло. Первым стал учитывать астрономическую рефракцию в наблюдениях.
1-я книга — тригонометрия, применённая к астрономии.
2-я книга Клавдия Птоломея «Алмагеста» занимается делением Земли на поясы, долготами дня и полуденными длинами тени по различным параллелям, а также явлениями восхода и захода.
3-я книга рассматривает продолжительность года с точностью до минут, а затем излагает Гиппархову теоpию Солнца.
4-я книга посвящена определению продолжительности месяца и изложению теории движения Луны.
5-я — занимается описанием устройства астролябии и мимоходом указаниями на произведенные при ее помощи новые измерения, которыми воспользовался автор с целью более точного изучения неравенств в движении Луны.
6-я книга Птоломея изучает соединения и противостояния Солнца и Луны вместе с условиями происхождения затмений; указывается возможность приближенного вычисления их наступления.
В 7-ой книге содержится статья о предварении равноденствий и древнейший из дошедших до нас звездных каталогов, восходящий, по всей вероятности, к Гиппарху. В нем описываются по порядку все известные грекам 48 созвездий (21 к северу от зодиака, 12 созвездий зодиака и 15 к югу от него), обнимающие в совокупности 1022 звезды, данные частью по их положению в фигуре созвездия, частью же по долготе, широте и видимой величине, не переходящей за шестую.
Книга 8-я посвящена обстоятельному описанию внешнего вида Млечного пути, который называется в ней галактическим кругом.
Последние 5 книг посвящены планетам или собственно «птолемеевой системой», запутанность и сложность которой происходят от вызванного положением о неподвижности Земли нагромождения эпициклов, деферентов, эквантов.
Положение мест на земной поверхности определяется в «Географии» Клавдия Птоломея, как и у Гиппарха, с помощью долготы и широты, причем за первый меридиан принимается, по примеру Маринуса Тирского, меридиан Канарских островов. Обе эти координаты даются в «Географии» Птоломея для очень большого числа мест, находящихся между 67° северной и 16° южной широты, что дало автору возможность приложить к своему сочинению 27 карт, изображающих соответственные части земной поверхности.

Посмотрите, какая роскошная карта Меотийского болота (ныне Азовское море). Красным кружком — место моей дачи.


Как астроном, Клавдий Птоломей не мог не обратить особенного внимания на астрономическую рефракцию. На основании произведенных измерений он даже попытался составить таблицу рефракции атмосферы в предположении, что она простирается до Луны. С помощью астрономической рефракции, ему удалось объяснить неправильную сжатую форму кругов, описываемых около полюса околополярными звездами.
Хотя Птолемей был наиболее почитаемым авторитетом во всей античной науке, назвать его гениальным математиком, астрономом или географом невозможно. Его дар заключался в способности собрать воедино результаты исследований своих предшественников, использовать их для уточнения собственных наблюдений и представить все вместе как логическую и завершенную систему, изложенную в ясной и отточенной форме. Созданные им превосходные учебно-справочные работы позволили поддерживать довольно высокой уровень знаний по соответствующим предметам.
Но очень скоро астрономия, как и вся наука в Европе стала приходить в упадок — варвары не слишком ценили учёность, как и христианская церковь. Остатки знаний сохранялись в Византии, ими с воодушевлением овладевали арабы. В XV веке и этому пришёл конец — резко ослаб интерес к знаниям в исламском мире, в 1453 г пал Константинополь. Немногим удалось спастись — лишь тем, у кого были деньги и связи. Ну, как обычно... Византийский кардинал Виссарион, грек, мечтавший объединить православную и католическую церкви, смог вывезти из погибшего Константинополя Европу лишь небольшой сундучок. Константинополь был богатым городом и кардинал вполне мог наполнить дорожный сундучок золотом или алмазами, но в нем хранилась редчайшая драгоценность — тринадцать томов «Альмагеста». Виссарион немало поколесил по Европе, прежде чем нашёл, кому доверить «Альмагест». Его получил венский астроном Пурбах, он должен был перевести ценный труд на латынь (греческого Европа практически не знала). Пурбах умер за переводом в возрасте 38 лет и взял клятву со своего ученика Региомонтана, что тот завершит перевод. А ученик не только перевёл, но усовершенствовал «Альмагест». Он создавал СВОЮ модель 15 лет и умер сороколетним, успев напечатать улучшенный вариант «Альмагеста». В этот год родился Коперник. Но это уже другая история.



Система Птолемея

Умер Птолемей ок.165 г, в возрасте ок.78 лет. В 1935 г в честь него назвали один из величайших лунных кратеров.

ок. 150. - «Невероятные приключения по ту сторону Туле». Антоний Диоген (Греция)


Обложка "Библиотеки" Фотия



Карта XVI века с изображением Туле
Интересные места...
Лукиан Самосатский по праву считается отцом фантастики и оценен мною предельно высоко. Однако о межпланетных путешествиях наверняка писали и до него. Но эти авторы были не столь счастливы - их произведения до нас не дошли. Известен лишь 1 конкурент, имя которого известно, который, возможно, написал раньше Лукиана о путешествии на Луну. Более того, ряд учёных считает, что мениппии Лукиана - конкретно пародии на Диогена. Хотя другие учёные доказывают, что нет.
из Вики. что известно
Антоний Диоген.
О личности Антония Диогена почти ничего не известно. Исследователи по ряду признаков определили создание его романа II веком, отрывки из него обнаружены на папирусе III века.
Все, что сохранилось от романа - пересказ византийского патриарха Фотия, отрывки в сочинении писателя III в. н. э. Порфирия «Жизнь Пифагора» и найденный в 1931 году отрывок, также относящийся ко II в. н. э. Небольшой фрагмент на папирусе (PSI № 1177), названный «Немая Мирто», - единственный образец, по которому можно получить хоть какое-то представление о романе в его оригинальном виде. Фотий прибавляет: «Источником и основой „Правдивой истории" Лукиана и „Метаморфоз" Лукия является, по-видимому, именно эта книга». Думаю, ценителю литературы IX века было более понятно, что Диоген был предтечей Лукиана, а не подражателем.
Патриарх Фотий I (около 820—896) — византийский богослов, Патриарх Константинопольский (858—867 и 877—886 гг.). Главное сочинение Фотия — «Библиотека», или «Мириобиблион». Содержит реферативные обзоры и извлечения (иногда весьма протяжённые) из 386 сочинений ораторов, грамматиков, врачей, историков, географов, христианских богословов, из соборных постановлений, житий святых и др. Особую ценность представляют извлечения из исторических сочинений, так как Фотий располагал документами, которые впоследствии были утеряны.
Мириобиблион (буквально «тысяча книг», другое название Библиотека) — сочинение Фотия, написанное до его первого патриаршества. Представляет собой краткое изложение (синопсисы) книг, которые он прочитал. Закончено не позднее 857 года.
Состоит из 279 глав; традиционное название каждой главы — «кодекс» (codex) — означает небольшой очерк, излагающий какое-нибудь произведение, реже — несколько произведений или краткую характеристику творчества какого-нибудь автора в целом.
В античную часть «Библиотеки» входят рефераты логических трактатов Аристотеля и комментариев к ним, классических историков (Диодор Сицилийский, Дионисий Галикарнасский, Дион Кассий) и ораторов (в частности, даны характеристики всех десяти аттических ораторов), а также эллинистических мифографов и греческих романов («Левкиппа и Клитофонт», Аполлоний Тианский, Лукий из Патр).
из Вики. Сюжет
Содержание «Невероятных приключений по ту сторону Туле» представлено в основном в виде записей аркадянина Диния, обращенных к земляку Кимбу. В его рассказ о своих приключениях и странствиях включены рассказы и других персонажей: Деркиллиды, Астрея, Асулида. Обрамлением основного содержания служат письма самого автора романа: одно, посвятительное, обращено к сестре Исидоре, другое - к какому-то Фаустину, в котором Диоген и сообщает, «что он сочиняет книгу о невероятных приключениях по ту сторону Туле и что сочинение это он посвящает любознательной сестре своей Исидоре». В письме же к Исидоре Диоген выводит фигуру некоего Балагра, приближенного Александра Македонского, который якобы в письме к своей жене Филе, дочери Антипатра, рассказывает о найденных в захваченном македонскими войсками городе Тире саркофагах с начертанными на них странными надписями, обозначающими срок прожитой жизни умерших в летах и ночах. Он сообщает также о найденном близ надгробной насыпи кипарисовом ларце, внутри которого и хранились записи Диния, повествующие об удивительных приключениях по ту сторону Туле, легендарного острова на крайнем севере Европы. Письмо Балагра, таким образом, представляет своеобразный пролог к основному содержанию романа.
Диний, «пройдя через Понт, дошел до Каспийского и Гирканского морей и гор, называемых Рипейскими, и до устья реки Танаис. Затем, из-за сильных холодов, повернули они к Скифскому океану и, наконец, направились на Восток и пришли к месту восхода солнца. Потом, скитаясь в течение долгого времени и пережив множество разнообразных приключений, они прошли по берегу наружного моря, окружающего землю».
После долгих скитаний Диний прибывает на остров Туле, где встречается с Деркиллидой, бежавшей с братом Мантинием из родного города Тира в поисках спасения от злого египетского жреца Паапида. Жрец проник к ним в дом и обманом, с помощью волшебных средств принудил брата с сестрой привести своих родителей в состояние, подобное смерти. Деркиллида с братом попадают на Родос, затем на Крит, к этрускам и киммерийцам, у которых Деркиллида видела жителей царства Аида, а давно умершая служанка Мирто была ее проводницей и наставницей. По возвращении оттуда Деркиллида, уже без брата, оказалась на могиле Керила и Астрея. Из рассказа последнего она многое узнала о Пифагоре и отце его, Мнесархе. Астрей рассказал ей и о себе и еще о том, что услышал от Филотида. Далее Деркиллида рассказывает о жителях Иберии, видевших ночью и слепых днем, о кельтах, артабрах, астурийцах, о своих скитаниях по Италии и Скифии, о том, как она снова попала в руки Паапида. После встречи с братом, поведавшем Деркиллиде о своих необычайных и чудесных странствиях, следует ряд совместных приключений брата и сестры. Они пытаются бежать от Паапида, захватив его волшебную книгу и травы. Оракул предсказывает об ожидавшем их возмездии за нечестие по отношению к родителям - отныне их жизнь будет чередоваться со смертью. Паапид преследует беглецов и насылает на них беду. Предсказание исполняется. Влюбленный в Деркиллиду юноша Фрускан убивает Паапида, но думая, что Деркиллида действительно мертва, пронзает мечом и себя. «Обо всем этом и многом другом, что он узнал от Деркиллиды на острове Туле, Диний рассказывает аркадянину Кимбу, искусно сплетая повествование в одно целое. Он говорит о похоронах Деркиллиды и Мантиния, об их тайном возвращении из могил, о любовных делах Мантиния и о том, что из-за них случилось». На этом кончается 23 книга Диогена.
В последней, 24-й, книге Диний продолжает рассказ о своих необычайных скитаниях по странам, о возвращении в Тир, где он встретился с Деркиллидой, ее братом и их пробудившимися родителями. Этот рассказ искусно соединен с рассказом спутника Диния Асулида о том, как ему удалось избавить Деркиллиду и Мантиния от злых чар Паапида и пробудить их родителей.
Интересно, что Деркиллида, которая живет лишь ночью, рассказывает Динию о своих приключениях, по-видимому, во время их ночных свиданий. Возможно, что в соответствии с этими «любовными ночами» роман и делился на 24 книги, и этот композиционный прием мог послужить одним из источников «1001 ночи».
Пристрастие к чудесному и необыкновенному выступает у Диогена па первый план, а любовные отношения остаются на втором, и это существенно отличает его произведение от всех прочих греческих романов. Исходя из комментариев Фотия и замечаний самого Диогена, можно предположить, что содержание для своего романа Диоген заимствовал из сочинений предшествующих писателей, прежде всего историографов и географов. Фотий сообщает, что «Диоген упоминает о некоем Антифане, более древнем, чем он, писателе, который рассказывал о подобных же чудесах». Не исключено, что Диоген мог позаимствовать отдельные рассказы о чудесном у Ктесия, Онесикрита и других писателей романической историографии и парадоксографов.
Диний сообщает Кимбу о необычных вещах, увиденных им по ту сторону Туле, например, что «есть люди, которые могут жить в самых далеких арктических пределах, где ночь иногда продолжается целый месяц; бывает она и короче и длиннее месяца, и шесть месяцев, но не больше года». Далее он говорит о таких чудесах и таких людях, «каких никто не только не видел и не слышал, но даже и вообразить не мог», а сам он на Луне увидел «такие чудеса, которые превзошли все прежние фантастические истории». (Кстати, на Луну Диний попадает пешком, просто странствуя на север от Туле - и это первое известное в литературе путешествие на Луну).
Что пешком - Фотий не акцентиует, просто не сообщает о способах достижения. Вообще для греков "пешком на Луну" фантастикой даже и не являлось. Диодор пишет следующее:Утверждают, что луна на этом острове отстоит совсем на небольшом расстоянии от земли и на ней даже заметны некоторые выступы земли. Это он о Британии. А Туле ещё дальше к северу, а уж по ту сторону Туле добраться до Луны вообще трудностей никаких.
Или. Ещё проще. Лукиан Самосатский. «Любители лжи , или невер».
"Ты видел это? — спросил я. — Видел летающего и стоящего на воде гиперборейца?"
"Еще бы, — ответил Клеодем, — гипербореец имел даже обычную кожаную обувь. О мелочах, которые он показывал, говорить не стоит: как он напускал любовные желания, призывал духов, вызывал давно похороненных покойников, делал видимой даже Гекату и низводил с неба Луну
.

Тут, естественно, сатирик-антифантаст Лукиан иронизирует над фантастами, но явно читал их "путешествия"
Но жаль всё-таки, что не прочитаем мы способа достижения Луны в оригинале

ок. 160. Лукиан Самосатский. - «Истинная история», «Икароменипп»
Итак, три тысячи стадиев было от Земли до Луны; это первый переход. Оттуда вверх, к Солнцу, около пятисот парасангов... ["Икароменипп"]

Величайший древнегреческий писатель Лукиан Самосатский считается отцом-основателем научной фантастики и уж наверняка — космической фантастики. В этой фразе, взятой из энциклопедии, неверно всё, кроме первого и последнего слова. Греком он не был. Родился он в бедной сирийской семье и говорил на арамейском языке. Учился, правда, в Афинах, и греческий язык знал, без сомнения, лучше самих греков, но всё это было маленькой частью великой Римской империи, по которой он немало поколесил — работал в Малой Азии, выступал с речами в Македонии, преподавал в Галлии и умер, вероятно, в Египте (средневековый монах, на удивление хорошо знавший его биографию, пишет, что "его разорвали собаки за то, что он лаял на господа нашего Христа". Это надо думать, миф, Лукиан с юмором писал, что философы-критики киники готовы разорвать его, как собаки. По гречески киники — это и есть собаки). Его произведения до нас дошли в основном тоже не на греческом, а на латинском и иных языках, причём очень малая часть. А как он выглядел, мы никогда не узнаем. Судя по всему, был воинствующий атеист и выдающийся вольнодумец ("Вольтер древности", как назвал его Энгельс). Естественно, имел множество врагов, которые не уставали его проклинать не только при жизни, но и многие столетия после смерти. Однако очарование его произведений было столь велико, что ему многое прощалось. Быть родителем фантастики — такое ему даже пригрезиться не могло. Наоборот, он был антифантастом. Достигнув совершенства в риторике, он заскучал и стал сатириком. Он едко издевался над всеми — богами и смертными, бедняками и властьимущими, соплеменниками и варварами, философами всех школ и верующими всех религий. Досталось от него и древним сказочникам, создателям рассказов о необыкновенных приключениях в неведомых странах. Вот над ними-то и принялся глумиться Лукиан со всей мощью своего интеллекта. «Икароменипп» и «Правдивая история» — это сатирические подражания небылицам древнеримских путешественников. Однако талант писателя сыграл с ним шутку — фантазии завели героев сатиры Лукиана на Луну и далее, где они описывали устройства, аналогичные по функциональности земным телескопам и где они ввязывались в межпланетные войны с межзвёздными пришельцами. Что это всего-навсего сатира, забылось быстро. "Мениппия" стала жанром приключенческой литературы, на 17 веков опередившей Жюль Верна. Поразительно — еще сотни лет большинство людей считали Луну то лепёшкой, то колесом, то щитом, потерянным богами, а Лукиан точно знал, что это остров в небе, до которого можно добраться, преодолев определённое число парасангов. А впрочем — зачем я буду пересказывать? Любой образованной человек обязан читать Лукиана, в Европе это была настольная книга, да и в России во времена Гоголя и Салтыкова-Щедрина все читатели знали кто такой "Лукiанъ изъ Самозадъ", а порой на обложке печатали проще — "Лукiанъ".
Лукиан воскрес в начале XVII века после изобретения телескопа и открытий Галилея. Первым следствием этого было пятикратное переиздание Лукиана на греческом языке. Для менее образованных читателей книга была переведена Кеплером и другими на латынь, а для остального люда были сделаны переводы на «простонародные языки». Первое английское издание Лукиана появилось в 1634 году.

Художники часто рисовали "Большой шторм Лукиана"


март 415— Первая женщина-астроном. Гипатия (Ипатия)* Александрийская (Греция)
* По-древнегречески звучит правильнее Ипатия, но по традиции чаще именуют Гипатией
Портретов Гипатии не сохранилось, поэтому каждый художник представляет её по-своему

"Она приобрела такую ученость, что превзошла современных себе философов, была преемницей платонической школы, происходившей от Платона, и желающим преподавала все философские науки. Поэтому хотевшие изучить философию стекались к ней со всех сторон. По своему образованию, имея достойную уважения самоуверенность, она со скромностью представала даже пред лицом правителей, да и в том не поставляла никакого стыда, что являлась среди мужчин, ибо за необыкновенную ее скромность все уважали ее и дивились ей".

Сократ Схоластик, современник Гипатии


"Когда ты предо мной и слышу речь твою,
Благоговейно взор в обитель чистых звезд
Я возношу, — так все в тебе, Гипатия,
Небесно — и дела, и красота речей,
И чистый, как звезда, науки мудрой свет".

Феон Александрийский, современник Гипатии



Теон и Гипатия из фильма "Агора"
Точная дата рождения Гипатии неизвестна. Считается, что она родилась в период между 355 и 370 годами в Александрии Египетской, скорее всего в Мусейоне или около него.
Гипатия Александрийская, жившая на рубеже IV-V веков н.э. — самая известная женщина-учёный Древнего мира.
Гипатия была дочерью известного древнегреческого ученого Теона Александрийского, который был управителем Александрийской библиотеки — крупнейшей библиотеки древности. Теон преподавал астрономию и математику, до нас дошли "Начала" Евклида в редакции Теона, снабжённые его комментариями.
Считается, что трудов Гипатии не сохранилось и поэтому мы не можем судить, каковы были её философские и научные взгляды. Но существует другая точка зрения на сохранность её трудов. Доказывают, что некоторые работы по математике (в переводе на арабский) более некому было написать, как Гипатии. Но одно точно — её знания ценились безусловно, у неё были ученики, ставшие известными людьми. Особенно часто вспоминают её в связи с математикой. А астрономия тогда была неотъемлемой частью математики.
Гипатии приписывают авторство трех трактатов по геометрии и алгебре и одного по астрономии, которые до нас не дошли; перечень ее сочинений приведен в византийской энциклопедии X в. — словаре Свиды (Suda lexicon). Среди ее математических сочинений, вероятно, были комментарии к Арифметике Диофанта Александрийского (III в.) и Коническим сечениям Аполлония Пергского (II в. до н.э.). Полагают, что третья книга Альмагеста Клавдия Птолемея (II в.) была прокомментирована Теоном Александрийским совместно с Гипатией. Утверждается также, что она усовершенствовала некоторые научные инструменты: прибор для получения дистиллированной воды, ареометр — прибор для определения плотности жидкости, астролябию — прибор для определения широт и долгот в астрономии, планисферу — изображение небесной сферы на плоскости, на котором можно вычислять заход и восход небесных светил.
Гипатии приписывают слова: «Лучше думать и делать ошибки, чем не думать вообще. Самое страшное — это преподносить суеверие как истину».




Иллюстрация к роману Чарльза Кингсли "Ипатия". Художник Ли Вудварт Циглер



Постановка "Гипатии" в лондонском Королевском театре. 1893



Рэйчел Вайс в роли Гипатии в фильме "Агора"
Собственно Гипатия — первый астроном, математик, философ и учёный среди женщин. Причём новые женщины-учёные такого уровня появились лишь через тысячу лет. Но даже не это главное. Она стала вечным укором религиозному мракобесию и фанатизму. И тут её роль действительно велика. Книги, картины, фильмы, посвящённые ей, существуют во множестве и вносят свою лепту в борьбу с религиозным дурманом.
Целых три века христиане рассматривались властью как подрыв устоев, враги миропорядка и вообще еретики. С ними поступали должным в те века образом: скармливали львам на аренах амфитеатров, распинали морально и физически, а наиболее гуманные изгоняли "за пределы". Но, наконец, пришло осознание, что новая религия вполне удобна и многообещающа для власти. Не хотелось ломать мощную языческую религию и переделывать всю структуру власти, но оно того стоило. К христианским главарям стали прислушиваться. Потом договариваться. И нарождающаяся христианская церковь была рада обрести мощного покровителя. А кое-кто уже мечтал и подмять под себя всю светскую власть. Что и случилось, но не скоро, хотя в Александрии, скорее всего, это произошло в столь больших масштабах уже в 415 году, именно после убийства Гипатии. Однако в большинстве стран власть и церковь быстро сблизились, почуяв для себя большие выгоды. Как метко писал Радищев в оде "Вольность":
Власть царска веру охраняет,
Власть царску вера утверждает;
Союзно общество гнетут;
Одно сковать рассудок тщится,
Другое волю стерть стремится;
На пользу общую, — рекут.
В 301 г. первой страной, где христианство стало государственной религией, стала Армения. Правда и там царь Трдат перебил немало христиан, особенно памятен его приказ придать не просто смерти, а мученической смерти святых дев Рипсимиянок, бежавших в Армению из Византии. Около 40 этих опасных для государства девушек убили со всевозможными надругательствами. Но через 13 лет царь осознал свою ошибку. Ну, не буду пересказывать дальнейший церковный миф.
В 324 г христианской стала Грузия. Расцветают ереси. Появляются монахи, пустынники, потом монастыри. Причём монашество родилось именно в Египте. Антоний Великий ещё в 285 г. удалился в глубину пустыни на гору Колизму. Его ученик преподобный Макарий Египетский положил начало подвижничеству в Скитской пустыне, а преподобный Пахомий Великий основал ок. 330 г. первый египетский монастырь в Тавенисси.
Император Константин, основатель Константинополя, прекратил гонения на христиан и покровительствовал им, а на смертном одре в 337 г. принял крещение. При императоре Феодосии Великом в конце IV в. христианство в Византии утвердилось в качестве государственной религии. Но лишь в VI в. Юстиниан I, ревностный христианин, окончательно запретил языческие обряды на землях Византийской империи.
27 февраля 380 года, спустя год после провозглашения императором, Феодосий в Фессалониках (в период войны с готами) издал основополагающий эдикт de fide catholica («о вселенской вере»). Была объявлена в качестве допустимой для подданных империи христианская вера исключительно в форме, зафиксированной на Никейском соборе, т.е. арианство было объявлено ересью.
В 381-385 годах рядом указов запрещены были под страхом смертной казни жертвоприношения и предписано уничтожение языческих храмов.
А Мусейон и Александрийская библиотека всё ещё существовали. В конце III века, когда снова воцарился мир, ученые Мусейона с остатком книг были переселены на акрополь, в помещения, принадлежавшие Серапеуму, самому знаменитому храму Александрии. Он был столь прекрасен, что даже историк Аммиан Марцеллин, известный своим красноречием, уверял, будто бессилен его описать.
"... после Капитолия, которым увековечивает себя достославный Рим, ничего более великолепного не знает вселенная" — так он писал.
Про мать Гипатии мы не знаем ничего. Теон, отец Гипатии, был видным астрономом и знатоком механики. И свои знания и любовь к наукам он сумел передать дочери. У неё был и брат, который тоже занимался математикой, но Гипатия его явно обгоняла. Интересовалась она и философией. Она была еще очень молода, когда у нее появились первые ученики. Вместо обычной одежды молодой девушки она носила темный плащ философа. Гипатия становилась гордостью Александрии, слава о ней распространилась по всему эллинистическому миру.
Но поздновато она родилась. Древний мир погибал. В Византии уже 70 лет господствовало христианство, Рим стал игрушкой в руках окрестных варварских народов. И в Александрии христианство набирало силу, в христианской церкви громче и громче раздавались голоса тех, кто требовал окончательно сокрушить язычество.
Епископ Александрии Феофил настойчиво добивался от императора указа об уничтожении всех без исключения языческих храмов в Египте. Уже был запрет поклоняться идолам и совершать жертвоприношения. На очереди — уничтожение языческих святынь.
Поскольку большинство населения Александрии в то время составляли христиане, большим влиянием в городе пользовался Александрийский патриарх. В 391 году император Феодосий своим указом запретил отправление всех языческих культов. В Александрии под управлением патриарха Феофила началось разрушение языческих храмов, что вызвало столкновение между язычниками и христианами. Вероятно, в этот период (примерно в 392 г) была полностью уничтожено хранилище языческой мудрости — Александрийская библиотека. Гипатия в конфликте язычников и христиан сохраняла нейтралитет, т.к. среди её учеников были представители обоих религиозных лагерей.
Огромная толпа, предводительствуемая монахами, устремилась к Серапеуму. Сторожа успели поднять тревогу и закрыть ворота. Но нападение было хорошо подготовлено. Руководил им сам Феофил. Произошло настоящее сражение.
Храм Сераписа был разгромлен. Myсейона больше не существовало. Александрийская библиотека была почти полностью уничтожена.
Teoн нанял небольшой дом в тихом квартале. На плоской крыше он установил инструменты, необходимые для наблюдения звезд. Вскоре он объявил, что открывает частную школу и будет обучать всех желающих механике и астрономии. Занятия возобновились.
Однако и церковь нуждалась в науке. Никто, кроме астрономов, не мог вычислить церковные праздники, священники брали уроки ораторского искусства — выступления перед толпой были совершенно необходимы. Грамотность приходилось сохранять тоже.
После разгрома Серапеума многие ведущие ученые навсегда покинули Александрию. Но Теон с дочерью остались.
Школа Теона и Гипатии начала работать.
С годами слава о их школе широко распространилась. Быть учеником Гипатии считалось большой честью. В Александрию ехали юноши из разных стран.
Гипатия поражала своей разносторонностью. Её широко прославило преподавание философии и математики. Однако с не меньшим блеском читала она о Гомере или о греческих трагиках. По общему мнению, Гипатия превзошла всех современных ей философов. Превосходно знала Гипатия и книги христианских писателей. Один из ее любимых учеников, Синезий, епископ Птолемаиды, не решался выпустить в свет свой богословский труд без одобрения Гипатии.
Собственно, о Гипатии немалая информация — из писем Сенезия. Был он богатым и известным, будучи чистым греком знатного происхождения, гордился своими знатными предками и возводил свой род к Гераклу. Родился в Кирене в 379 г., В 393-397 вместе со своим братом Евпотием учился в Александрии, у знаменитой Гипатии, в то время схоларха Александрийской школы. Вернувшись на родину, в 397 г. был избран главой посольства в Константинополь к императору Аркадию с миссией о снижении налогов в Кирене и о защите её от кочевых племен. Три беспокойных года (397-400), проведенные в Константинополе, Синезий использовал для литературных занятий (в числе прочего составил известное обращение к императору, «О царской власти», содержащее советы о том чем должен заниматься мудрый правитель, и смелое заявление, что главной задачей императора должна являться война с коррупцией).
В 402 г. Синезий побывал в Афинах, но уехал оттуда разочарованным («Афины, которые были некогда государством — жилищем мудрых, ныне славятся только приготовлением меда»). К этому времени популярность Синезия на родине выросла до такой степени, что в 409/410 г. жителями и клиром Птолемаиды (восточная Ливия) он был избран епископом. Произошло это ещё до крещения Синезия и объясняется тем, что в те времена развала язычества церковь обладала не только религиозными, но и общественными и даже политическими функциями. Возможно, Синезий принял крещение одновременно с епископством или даже после избрания епископом, но с предварительным ограничением епископства только административными и общественными функциями.
Умер Синезий в 413 или 414 г., пробыв епископом не более 4 лет. Его ранняя смерть объясняется семейными несчастьями, преждевременной смертью членов его семьи (умерли все трое детей) и собственной, сегодня неизвестной, тяжелой и неизлечимой болезнью.
Источники сообщают о высоком моральном облике Синезия, о его склонности к уединению, о постоянных занятиях «философией возвышенного типа» и науками. Его научные интересы засвидетельствованы письмом к Гипатии (в этом письме впервые упоминается ареометр), одним из первых дошедших до нас описаний астролябии, а также работой по алхимии в форме комментария к псевдо-Демокриту.
Провозглашён святым.
Посещать дом Гипатии вошло в моду. Вокруг нее собирался весь цвет ученой Александрии. Сам префект нередко бывал ее гостем. Гипатию считали воплощением мудрости и к голосу ее прислушивались не только когда речь шла о научных вопросах.
В 393 году в последний раз отмечались Олимпийские игры, которые были главным спортивным праздником в Древней Греции на протяжении более чем 11 веков. Феодосий не запрещал состязания вообще (Сократ Схоластик заметил, что Феодосий скончался в день, когда проводились конские бега), но наложил определенные ограничения, которые и сделали невозможным проведение греческих Олимпиад.
17 января 395 года Феодосий Великий скончался от водянки в Медиолане. Перед смертью Феодосий успел осуществить мирный раздел наследия Римской империи между сыновьями. Старшему Аркадию досталась Восточная часть со столицей в Константинополе, которая в современной историографии получила название Византия. Младшему Гонорию отошла Западная часть Римской империи. Египет становится Византийской провинцией, управляемой императорским префектом. Александрия — третий по величине город империи (после Константинополя и Антиохии).
Совершенно особое положение сложилось в Александрии на рубеже IV и V веков. Власть в городе осуществлял префект Орест. Но к власти рвались христиане во главе с епископом Феофилом. Сохранялись массы язычников, причём были приверженцы как древних, так и новых культов. А ещё в городе были десятки тысяч организованных евреев (христианские источники на них и свалили вину за все беспорядки, описывая, как организованно ночью они громили христиан, узнавая "своих" по кольцу на пальце).
Среди епископов шла жестокая и беспринципная борьба за власть. Епископ Феофил вёл ожесточенную борьбу с Иоанном Златоустом с Константинопольской кафедры.
В Нитрийских горах, пустынной местности неподалеку от Александрии, находились многочисленные скиты. Жившие там монахи, в большинстве своем люди безграмотные, славились воинственным духом и неумолимостью.


Альфред Зейферт, XIX век
При упадке культуры и перенаселённости участились эпидемии. Во время эпидемий некому было ходить за больными и убирать трупы. Требовались особое мужество и самоотверженность, чтобы по собственной воле взять на себя тяжелые и опасные обязанности, необходимые для общего блага. В этом признали религиозный подвиг. Смельчаки, решившиеся на это, объединялись в особую организацию. Их так и звали — "парабаланы", то есть "отважные", "подвергающие себя смертельной опасности". Они пользовались уважением и рядом привилегий. Их освобождали от налогов. Феофил обратил внимание на парабалан. Он сделал из них свою гвардию. Даже по признанию церковных историков, Феофил был первым, кто положил начало самовластью епископов. Недаром Феофила называли "христианским фараоном". Его притязания на неограниченное господство встречали сопротивление светских властей. Войсками в Александрии распоряжался военачальник. Тогда Феофил вспомнил о парабаланах. Начали набор в их организацию бывших воинов и гладиаторов. Когда префект, правитель Египта, запротестовал, Феофил сослался на давние установления: парабаланами обычно распоряжался епископ.
В 405 г. умер Теон. Гипатия одна вела свои занятия.
А время вовсе не способствовало занятиям наукой. Математика вызывала подозрения. В ту пору в церквах нередко молили господа обрушить свой гнев на головы "математиков, колдунов и прочих злодеев". Астрономия была частью математики, даже в официальных документах звездочетов называли просто математиками. В 409 году императоры Гонорий и Феодосий II издали специальный закон. Математикам вменялось в обязанность явиться к епископу, отречься от богопротивных взглядов, предать огню список своих заблуждений и поклясться блюсти христианскую веру. Тех же, кто отказывался принести отречение, было ведено изгнать из Рима и всех прочих городов. Математиков, которые осмелились нарушить это установление, самовольно остались в городах или под прикрытием ложной клятвы продолжали тайком заниматься своей профессией, надлежало карать без всякого милосердия.
От указа этого Гипатия не пострадала. Должностные лица Александрии решили просто не признавать её математиком. Даже Феофил терпел Гипатию. Её слава — это слава Александрии и всего Египта, правителем которого он мечтал стать.
В августе 410 года пал Вечный город, олицетворение могущества, символ непобедимости. Варвары разграбили Рим
Феофил чувствовал приближение смерти и открыто прочил себе в преемники Кирилла, своего племянника. Кирилл тоже посещал лекции Гипатии, считался её учеником.
Зная, что судьба Кирилла во многом зависит от того, как сложатся его отношения с нитрийскими монахами, Феофил велел ему на время поселиться в одном из горных скитов и обеспечил себе поддержку пустынников. Затем тот вернулся в город, парабаланам увеличил жалованье, предоставил новые льготы. Выступал с красивыми речами.
В 412 г Феофил был уже при смерти. Он ещё не умер, когда началось сражение за должность епископа. Другой кандидат, архидиакон Тимофей, тоже пользовался поддержкой. Борьба за духовный сан мало чем отличалась от прочих битв за власть. Начались столкновения. Агенты Кирилла подогревали воинственность толпы. Абунданций, начальник гарнизона, встал на сторону Тимофея. Но и Кирилл не растерялся. Звать на помощь нитрийских монахов было поздно. Зато парабаланы были рядом. Сотни их с оружием в руках устремились к дому Тимофея. Императорские бойцы отступили. Абунданций, страшась великой резни, пошел на мировую и отказал Тимофею в дальнейшей поддержке. Кирилл победил, и его возвели на престол епископа.
Орест, префект Александрии, предпочел не вмешиваться в дела церкви.
Кирилл почувствовал безнаказанность. Он ополчился на новациан, христиан-сектантов, собравших в своих церквах немалые богатства. Он произнес проповедь, толпа его приверженцев бросилась на новациан. Их церкви были опустошены и закрыты. Деньги, все имущество епископа новациан оказались в руках Кирилла.
Орест опять не вмешался.
Затем Кирилл пошёл войной на иудеев. В городе участились стычки. Совершались поджоги. Появились убитые.
Однажды на рассвете сам Кирилл направился во главе вооруженной толпы в иудейскую часть города. Люди Кирилла опустошали синагоги, захватывали меняльные конторы, ювелирные мастерские, склады, вламывались в лавки, грабили дома. Все иудейское население, десятки тысяч людей, было изгнано из Александрии.
Возмущенный Орест написал в Константинополь и просил доложить о происшедшем императору. Кирилл же значительную часть захваченного золота послал в Константинополь нужным и влиятельным людям. И своеволие ему простили. Однако Орест стал следующим в списке врагов. Кирилл неоднократно посылал к префекту своих людей с предложением прекратить распрю. Но Орест отверг дружбу епископа. Он заявлял, что не позволит Кириллу злоупотреблять силой и ущемлять права светской власти. Он был непреклонен и твердил, что заставит уважать закон.
Появились слухи, что префект — язычник. Поводом для слухов, что префект принял язычество, стали его симпатии к Гипатии. Они часто встречались и беседовали. И тогда Кирилл позвал пустынников. Петр, один из приближенных Феофила, привел в Александрию пятьсот монахов, один вид которых внушал страх. Они заняли улицы, по которым обычно проезжал Орест и захватили его колесницу. Защищаясь от брошенного обвинения, Орест сообщил монахам о том, что был крещен константинопольским патриархом Аттиком. Поскольку Аттик был союзником Иоанна Златоуста, противника Феофила, то слова Ореста еще больше разъярили толпу. Противостояние кончилось тем, что один из монахов, Аммоний, бросил в Ореста камень, который попал префекту в голову. Аммоний был схвачен стражей и подвергнут пытке, от которой скончался.
Ночью труп казненного выкрали. А наутро по приказу Кирилла тело Аммония было выставлено в одной из главных церквей для всеобщего поклонения. Кирилл дал ему имя Фавмасия, то есть "чудесного", и велел прославлять его как мученика, отдавшего жизнь за торжество веры. В церквах на все лады возносили хвалу Аммонию-Фавмасию, его религиозному подвигу, величию духа, благочестию.
Тело Аммония было положено так, что всем были видны следы пыток. Почести "великомученику" воздавали очень долго, с необычайным размахом и невиданной пышностью.
Возвеличение Фавмасия-Аммония вызвало в Александрии жестокие споры. Жизнь Аммония, далеко не безупречная, его буйный и злопамятный нрав были хорошо известны. Среди христиан, недовольных излишним рвением своего епископа, было немало влиятельных людей. Кирилл понял, что перегнул палку. Он свернул компанию, но главного добился — запугал префекта. Тот ввёл в Александрию легионы, окружил дворец стражей, но вновь решил не вмешиваться в церковные дела. Вызывающее поведение Кирилла, его неуемная жажда всевластия подействовали на Ореста угнетающе. Орест ограничится тем, что написал обо всем в Константинополь.
Гипатия навестила префекта, выразила сочувствие.
Умирая, отец взял с нее слово, что во имя науки она никогда не будет вмешиваться в распри правителей и не даст вовлечь себя в междоусобицу. Одно неосторожное выступление, и школу ее разгромят. Но лекции она не отменяла даже в дни беспорядков.
Кирилл, не в пример своему предшественнику-дяде, был широко образован. В молодости он слушал философию у Гипатии и изучал греческих мыслителей. Он считал себя знатоком богословия и брался разрешать любые вопросы. Опровергая доводы противников, Кирилл был не прочь блеснуть ученостью. У него была отличная память. Он цитировал наизусть пространные библейские тексты. А также Платона и прочих философов.
И Гипатия выступила против Кирилла. Она заранее объявила тему лекции. Цитируя только философские тексты, она поясняла, каковы подлинные мысли Платона, и их истолковывания епископом Кириллом.
Кирилл распустил слух, что помириться ему с префектом мешает именно Гипатия, потом появился новый слух: Гипатия якобы практикует черную магию. Её пытались напугать — напали на дом, разбили астрономические приборы, поджигали её библиотеку.
Но она продолжала лекции по философии Платона и критиковала проповеди Кирилла.
Когда Гипатия возвращалась домой в носилках, на одной из улиц, поблизости от церкви Кесарион, стоящей у моря, на неё напали. Затащили в церковь, сорвали одежду, долго издевались, били камнями и черепками битой посуды, пока не забили насмерть. И тело сожгли.
Это произошло в 415 году, в месяце марте, во время великого поста. Ей было примерно 50 лет.
Убийство Гипатии, по словам одного летописца, "угасило вражду" между Кириллом и Орестом. Про префекта после этого нет никакой информации. Кирилл стал полновластным хозяином Александрии.
Убийство Гипатии осталось безнаказанным. Орест больше Кириллу не перечил. Даже сообщение об этих событиях было послано через голову префекта. Группа каких-то граждан Александрии, возмущенная, как видно, безнаказанностью преступления и позицией Ореста, направила по собственной воле в Константинополь делегацию, чтобы рассказать о происшедшем. Но Эдесий, важный сановник, занимавшийся расследованием, был подкуплен и избавил убийц от наказания.
Мало этого. В "Кодексе Феодосия" сохранилось распоряжение императора от 5 октября 416 года. Там запрещались какие-либо самовольные депутации горожан в Константинополь.
Еще два документа из "Кодекса Феодосия" имеют, по всей вероятности, отношение к событиям, связанным с убийством Гипатии. Императорский декрет от 29 сентября 416 года предписывал, чтобы парабаланы ограничились непосредственными обязанностями и не вмешивались бы в дела городских властей. Им запрещается посещать публичные зрелища или являться без вызова в присутственные места. Число их не должно превышать пятисот человек. Отныне назначать новых парабалан будет не епископ, а префект.
Но даже с этими ограничениями Кирилл не пожелал смириться. Через полтора года количество парабалан было вновь увеличено.
Ни одна из написанных Гипатией работ не дошла до нас. Единственное письмо и то оказалось подложным. О жизни ее сохранились лишь отрывочные и случайные известия. Наиболее подробный рассказ о драматической борьбе в Александрии, одним из эпизодов которой было убийство Гипатии, содержится в "Церковной истории" Сократа Схоластика. В основе его лежат, вероятно, устные свидетельства очевидцев. Гипатия неоднократно упоминается в письмах Синезия Птолемаидского. Важные подробности сообщают Филосторгий, писатель-язычник Дамаский, Гесихий Милетский, византийский хронист Иоанн Малала и другие.
Кирилл Александрийский, беспринципный интриган и насильник был канонизирован и причислен к "отцам церкви". Убийство Гипатии, даже по признанию Сократа Схоластика, весьма осторожного церковного историка, "навлекло немало позора и на Кирилла и на александрийскую церковь". Этот эпизод, не украшал жития "святого Кирилла". И его не замедлили подправить. В "Житии святого Кирилла Александрийского" смерть Гипатии представлена совершенно иначе, чем было на самом деле:
"В Александрии проживала одна девица, по имени Гипатия, дочь философа Теона. Она была женщина верующая и добродетельная и, отличаясь христианской мудростью, проводила дни свои в чистоте и непорочности, соблюдая девство. С юности она была научена своим отцом Теоном философии и настолько преуспела в любомудрии, что превосходила всех философов, живших в те времена. Она и замуж не пожелала выйти отчасти из желания беспрепятственно упражняться в любомудрии и изучении книг, но в особенности она хранила свое девство по любви ко Христу". Убили ее "ненавидевшие мир мятежники". Нитрийских монахов, согласно житию, в городе тогда не было. Узнав о происшедшем, они "исполнились скорби и жалости к неповинным жертвам мятежа" и, придя в Александрию, чтобы защитить Кирилла, забросали камнями колесницу префекта.
Существует и другая версия гибели Гипатии, которую выдвинул Ари Алленби ("An Astronomical Murder?" журнал "Astronomy and Geophysics", апрель 2010), который считает, что Гипатию убили не в 415, а в 416 году из-за конфликта по вычислению точной даты наступления Пасхи 417 года.
Но и со смертью Гипатии школа знаний в Александрии не исчезла. Её дело продолжил Гиерокл Александрийский.
В 2009 году был выпущен испанский фильм "Агора", где роль Гипатии сыграла Рэйчел Вайс. Хотя, как уже сказано ранее, мы не можем ничего знать о научных взглядах Гипатии, в фильме она показана как убежденная сторонница гелиоцентрической системы Аристарха Самосского и создательница теории об эллиптических орбитах планет. Фильм "Агора" вызвал шквал критики со стороны христиан.
В 1935 г. Международный астрономический союз присвоил имя Гипатии кратеру на видимой стороне Луны.
В честь Гипатии назван астероид (238) Гипатия, открытый в 1884 году.



Рафаэль Санти, часть фрески "Афинская школа", 1509 год. Здесь гений изобразил Гипатию с внешностью своей возлюбленной



Чарльз Уильям Митчелл, 1885 г



А это современный комикс

далее к файлу 5-3

назад к файлу 5-2-2