Рейтинг с комментариями. Часть 2

Список-2:
XXI век до н. э. - Мифы о полёте на небо. Этана. (Шумер, ныне территория Ирака)
X век до н. э. - "Одиссей". Гомер (Греция)
VIII в до.н.э. - Полет Икара к Солнцу на крыльях (Греция).
29 мая 585 г. до н. э - 1-е предсказанное солнечное затмение. Фалес Милетский (Греция)
ок 430 г. до н.э - Демокрит Абдерский. «Великий мирострой» (Греция)
I-я половина IV в до н.э. - Евдокс Книдский. 1-я модель Солнечной системы (Греция)

XXI век до н. э. — Мифы о полёте на небо. Этана — первый пилот высотного полёта (Шумер, ныне территория Ирака)
Этана Этана, в отличие от прочих мифических и полумифических персонажей был вполне исторической личностью. Правда, сведения о нём до нас дошли в записях, которые были сделаны спустя тысячелетие. Однако, в кратком списке безликих царей ("ниппурский, царский список") он стоит первым и про него есть краткие сведения, что именно он навёл порядок ("стабилизировал") на незначительной (по нашим понятиям) территории между Тигром и Евфратом. Надо сказать, что это был действительно великий подвиг — в тех краях порядок до сегодняшних дней вещь редкая и недолговечная. Жил он (или правил) 1560 лет (есть варианты в 635 лет). Это нормально, если понимать, что Шумер был процветающей торговой державой, где применялись 12-ти и 60-тиричные системы счёта, а менее культурные, но воинственные скотоводы окрестных степей пользовались нашей родной десятиричной. Случались казусы при переводе. Адам с Ноем тоже жили немало. Домыслы, надо ли сразу делить на 60 или неправильные переводы наслоялись друг на друга, оставляю специалистам. Между прочим, с какой стати шумеры использовали именно 12-ти и 60-тиричные системы, выяснили недавно и довольно случайно. Тем не менее благодаря им мы делим час, минуту и многое иное именно на 60 частей, что страшно неудобно, но очень привычно. А ведь не исключено, что этот Этана был отвественным и за эту инновацию! Но я отвлёкся.
Этана был царём Кыша в XXVIII в до н.э, Кыш был главным городом Шумера, а Шумер был средоточением цивилизации Двуречья (1-го объединения шумерских племён). Был самым могучим городом-государством примерно 200 лет. Когда глиняные стены Кыша рассыпались в пыль, титул «царь Киша» всё еще воспринимался как царь-гегемон, стоящий над всеми другими правителями и царями. Не удивительно, что об Этане ещё многие столетия слагали легенды. И одна из них нас очень интересует. Археологи обнаружили её не в развалинах шумерских городов, а в аккадских глиняных книгах ("глиптика"). Поразительно то, что учёные смогли их прочитать. Между прочим, судя по всему, письменность в Шумере начала зарождаться примерно в 3500 г до н.э, раньше, чем в прочих цивилизациях. Шумеры, что поразительно, пришли с моря, строили дома как горцы, обладали передовыми знаниями и сумели малым числом подчинить изрядную территорию. Где их родина, неизвестно до сих пор. Однако — ближе к теме.
Вообще вознесение к обители небесных богов и является подтверждением огромной власти ("Мне сверху видно всё, ты так и знай..."). В мифах возносились и вполне известные личности вроде А.Македонского. Но нас интересует СПОСОБ. В данном случае вместо всяческих нематериальных и чудодейственных способов был выбран самый реальный в то время — на спине орла. Ну, не было в те времена ничего более подходящего. Будь на Земле орлы хотя бы раза в 3 больше, на них бы непременно научились летать.
С другой стороны — тема вроде бы далека от космонавтики — пусть бы Этаной гордились авиаторы! Но надо понимать, что космос даже для древних греков, живших много позднее, означал вообще всё, включая землю под ногами, а на небе на не слишком большом удалении умещались облака, солнце с луной и звёзды. Без всякого сомнения облака были ниже горных вершин, выше была луна, а еще выше звёзды (видно по покрытиям), но на много ли? Орлы, во всяком случае, летали выше облаков и гор, следовательно где-то близ прочих небесных тел.
Итак, миф. До нас дошло всего 3 таблицы по 150 строф.
Змея дружила с орлом, потом орёл сожрал змеёныша (несмотря на предупреждения сына о последствиях), змее это не понравилось, подкараулила она его, ощипала и бросила помирать в яму-тюрьму. Бог Шамаш (который, между прочим, не вмешивался, а лишь давал мудрые советы), посоветывал орлу обратиться к Этане. Тот пришёл, орла спас, лечил (конкретно — 8 месяцев!), потом попросил оплатить спасение — свозить на небо для поиска «растения рождения». Некий амулет, трава или нечто иное растительное средство якобы поможет жене Этаны родить наследника.
Текст клинописи сильно повреждён и не имеет конца, но явно показывает, что Этана летал на небо минимум 3 раза либо небо было слоистое. Не добыв нужного на "нижнем небе", полетел на "небо Иштар" (Иштар — олицетворение планеты Венеры, богиня плотской любви и плодородия, покровительница проституток). Добыл ли искомое — неизвестно. Наверное да, потому что ему наследовал сын Балих, столь же ничтожный, как и сменившие его цари (у которых имена были уже не шумерские, а типично семитские. Но все они правили сотни лет, Балих — 400). Между полётами Этана рассуждает и рассказывает свои сновидения. Надо сказать, что если первая часть мифа олицетворяет какую-то междоусобицу, в которую властно вмешался Главный в регионе, то вторая часть — вовсе не о проблемах фертильности и акушерства, как подаётся миф, а, без сомнения, древний трактат о пользе престолонаследия, о мирной передаче царской власти, о необходимости иметь при жизни приемника, о покровительстве богами династических устоев.
Ну да ладно — нас интересует самый конец клинописи, где описывается подъём в небо. С огромной высоты земля показалась Этане не больше «борозды», а море — «миской с похлёбкой». Чем выше, тем страшнее сравнения. Надо сказать, что Земля в представлении древних шумеров была довольно гористой возвышенностью, со всех сторон окруженной морем, поэтому картина сверху не слишком узнаваема. Когда же родная страна вовсе пропали из вида, Этана испугался ... — на этом текст обрывается. Конец истории до сих пор найти не удалось.
А полёт в современном пересказе выглядит так:
Сжалился Этана над орлом, напоил его свежей водой, перевязал раны, и быстро они затянулись. Орел взмыл в небо, пробуя крылья, и опустился рядом с Этаной. И тогда сказал Этана орлу:
— Крылья твои сильны. Отнеси меня на небо, к престолу великого Ану.
— Садись! — ответил орел. — Поудобней устройся. Прижмись грудью к моей спине. Ухватись за крылья руками.
Только успел Этана за орла схватиться, как тот взмыл в небо. Когда они высоко поднялись, орел спросил:
— Взгляни на землю, что ты там видишь? Взглянул Этана вниз и ответил орлу:
— Вся земля стала похожа на холм, а море не шире Евфрата.
Поднялись они еще выше, и земля стала малой рощицей. Орел поднимался все выше и выше, пока земля стала не шире арыка, который копает садовник.
— Вот теперь мы добрались до верхнего неба, где боги одни обитают, — сказал орел, и тотчас же Этана увидел небесные врата, а за ними дворец великого Ану.
Спустившись у самого трона, Этана обратился к творцу с такими словами:
— О, великий владыка, ты дал мне все, о чем может мечтать смертный. Но нет у меня потомства. Умру я, и забудется мое имя, словно бы и не жил я. Одна у меня к тебе просьба. Дай мне хоть раз прикоснуться к траве рожденья.
— Прикоснись, Этана, — сказал Ану. — Ибо Шамаш хвалит твое благочестье.
Тут на глазах Этаны на голом месте выросла сочная трава, и он к ней прикоснулся. После этого он поблагодарил Ану, сел на орла и дал ему знак опуститься.

Конечно, Этана на небесах не остался, ибо судя по погребальной песне, а также семнадцатой табличке аккадского эпоса о Гильгамеше, мы видим Этану в Нижнем мире, куда неизбежно попадают все смертные, независимо от их должности. Легенда о полёте пользовалась такой популярностью среди резчиков печатей, что тиражировалась тысячекратно. Ученые относят создание самой поэмы примерно к началу II тысячелетия до н.э, но это её семито-аккадский вариант, оригинал явно древнее.


Собственно, вот и документ о полёте Этаны



Полёт протекал примерно так.

Но почему такие расхождения? Да потому, что Двуречье было вавилонским столпотворением всегда, а не только при строительстве Вавилонской башни. Десятки городов, народов и языков — и всё это перемешивалось Создателем 2-3 тысячелетия. Мифы непрерывно изменялись.
Есть и ещё один миф — об рыбаке Адапе. Разумеется, рыбак тоже был непростой — сын бога Эа и обычной женщины. Обломал он крылья ветру и был вызван на небо на суд. Там его хоть и оправдали, но он, опасаясь козней, отказался от "еды бессмертия" и был с презрением возвращён к своей рыбалке.

Этана по праву считается первым "мифонавтом" - человек дерзнул подняться в небо, которое, очевидно, было слоистое, как у Аристотеля и добрался-таки до планет и богов, сам став равный богам. Популярность сказания породило массу подражаний средь всех народов.

X век до н. э. - "Одиссей". Гомер (Греция)
"Подобно тому как, по словам Гомера, все реки и потоки берут начало из Океана,
так всякое словесное искусство исток имеет в Гомере"

Михаил Хониат, XIII век

А.Городницкий - Одиссей

Живем не без оглядки
С бедою по соседству.
Давно забыты сказки,
Услышанные в детстве.

Но помню хорошо я
Историю, однако,
Про царство небольшое
На острове Итака.

Коричневые горы
Над ним в тумане дремлют.
И все то царство - город,
Похожий на деревню.

В пыли безлюдных улиц
Печальны годовщины:
Ушли и не вернулись
С войны чужой мужчины.

А во дворце царицы
Пьют греческую водку.
А во дворце царицы
Дерут соседи глотку.

Вино рекою льется.
Гостям - гуляй да лопай.
И плачет, как смеется,
Царица Пенелопа:

"О муж мой, вечно бодрый,
Из дальних стран взгляни-ка:
Тоскуют мои бедра
Под тоненькой туникой,

Мутится бабий разум
От стынущей постели,
Без мужского глаза
Хозяйство в запустенье.

Гляжу в морские топи,
Зову тебя и плачу.
А женихи торопят,
И срок уже назначен".

Везло же Одиссею:
Еще бы день - и поздно...
В скитаниях лысея,
Идем по картам звездным.

Нас солнце греет желтое,
Гудят над нами грозы.
И плачут наши жены,
И вытирают слезы, -

Еще надежде рады,
Еще по ним скучают.
А кто-то ходит рядом
И сроки назначает.

Так Гомера представляли потомки. Нос ему отбили потомки этих потомков. Кстати, почему у большинства статуй во многих частях мира отбиты носы? Дело в том, что считали, что душа входит-выходит через нос, да и с богами так сообщается. Даже питается так (воскурения благовоний есть у всех народов). И религиозные фанатики - и мусульмане и христиане отбивали носы у статуй, делая их неживыми. На всякий случай. Даже у Сфинкса отбили.
Даже доказывать ни к чему, как сильно Гомер и его любимый герой Одиссей повлияли на космонавтику. Достаточно посмотреть названия космических аппаратов и имена небесных объектов. До сих пор сканирует Марс спутник Марса "Марс - Одиссей", а "Улисс" (так Одиссея называли римляне), сделав гравиманевр возле Юпитера вышел на доселе небывалую орбиту - вне плоскости эклиптики, над полюсами Солнца. А экипаж несчастливого "Аполлона-13" опрометчиво назвал "Одиссеем" орбитальный блок корабля. Наверно, космонавты не знали истинного значения этого имени. В переводе с древнегреческого "Одиссей" означает "страдающий, страдалец". Конечно, конечно, это совпадение, но экипаж менее чем за неделю настрадался больше, чем все предыдущие и последующие экипажи за все годы космической эры.
Истинный смысл имени забылся, Одиссей, одиссея - слова стали нарицательными для обозначения долгих путешествий с разными приключениями. Множество кораблей носило это имя. А сколько туристских клубов, туристских кампаний "Одиссей"! Я сам неплохо ходил в водные походы вместе с ребятами из турклуба "Одиссей" Ростовского вертолётного завода. А уж фантасты сколько раз называли свои звездолёты и межпланетники этим именем! А как полюбились герои Гомера астрономам!
Одиссей - крупнейший (по отношению размеров кратер/небесное тело) в Солнечной системе кратер на Тефии, Пенелопа - большой астероид, Телемах - астероид, Елена - спутник, астероид, кратер (впрочем, эпос об Елене - не только Гомер), Агамемнон - астероид и т.д. Ахейцы и троянцы - две группы астероидов в точках Лагранжа системы Солнце-Юпитер, носят имена героев Илиады. Мало этого - троянцами вообще стали называть астероиды в точках либрации. С этими названиями вообще довольно забавная история. Астероид Гектор оказался в окружении врагов и т.п.
Одиссей - царь Итаки, сын Лаэрта и Антиклеи, супруг Пенелопы и отец Телемаха, участник Троянской войны, умный, хитрый, отважный (часто его называют «хитроумный»).


Одиссей. И у него нос отбили
Изображался бородатым мужчиной в овальной шапочке греческих моряков. Кстати, интересно, но малоубедительно: возвращение Одиссея в Итаку состоялось 16 апреля 1178 года до н. э. К такому выводу пришли ученые на основании астрономических событий, описанных в "Одиссее" Гомера. Изыскания ученых опубликованы в статье профессора физико-математической кафедры американского университета Рокфеллера Марчело Магнаско и Константино Байкузиса из аргентинской обсерватории в Ла-Плата. По мнению ученых, в поэме Гомера говорится, что во время возвращения Одиссея произошло солнечное затмение. Кроме того, ориентирами для Магнаско и Байкузиса послужили и еще несколько астрономических событий, описываемых в "Одиссее" - за шесть дней до прибытия в Итаку была хорошо видна Венера; за 29 дней - после заката были одновременно видны созвездия Плеяд и Волопаса; а за 33 дня до описываемых событий Меркурий находился почти в высшей западной точке своей траектории. Местоположение Меркурия ученые рассчитали на основании строф поэмы, описывающей полет Гермеса на запад с посланием от богов нимфе Калипсо.
Ну, что ж. Дата правдоподобна. Одно меня смущает: хронисты не всегда способны отличить полное лунное затмение от неполного. А неполные бывают гораздо чаще. А уж определить положение Меркурия по строке стиха - это фантазии...
Троянский конь

Ах, Лена, Лена, Леночка,
С ней случай был такой,
И случай этот кончился
Троянской войной.

Дубасят ахейцы троянцев,
Поспят - и наоборот.
Из-за проклятой буржуйской любви
Кровь проливает народ.

Я не знаю, был бы конец
Этой грязной истории всей,
Если бы, эх, не придумал коня
Хитроумный Одиссей.

Велел он вдосталь нарубить
Молодых дубов,
И без единого гвоздя
Троянский конь готов.

Он в брюхо полое ему
Ахейцев насадил,
И в море с войском остальным
На кораблях отплыл.

Ахейский лагерь опустел,
Дул легкий свежий бриз.
И подошел к тому коню
Троянский вождь Парис.

"Оригинально", - молвил он
Качая головой.
"Но дело в том, мои друзья,
Что дуб-то молодой.

Из бронзы много есть скульптур,
Из камня и из глин.
А вот из дуба, оля-ля,
Троянский конь один.
Это новаторство, братцы мои!"

И с ним согласны были.
А ну, кто за гриву,
А кто за хвост
В Трою его потащили.

А вечером, только стемнело,
Ахейцы из конского тела,
Из брюха его деревянного,
Повылезли, окаянные.
Закололи всех часовых.
И в Трою пустили своих.

Тут троянская кровь полилась, полилась,
Вспыхнул в Трое огромный огонь...
С тех пор любое новаторство
Воспринимается как Троянский конь.

А.Дольский

Средневековая Европа, в V в. потерявшая знание древнегреческого языка, с «Илиадой» и «Одиссеей» знакома не была. Лишь только после падения Константинополя, в конце XV в. византийские учёные познакомили ренессансную Италию с гомеровскими произведениями (первое издание «Одиссеи» в 1488 году).
О переводах Гомера на русский.
Гомера ("Омир" - так писали) на Руси читали минимум со времён Ивана Грозного (тот тоже читал), но на разных языках (в Европе существовали уже десятки переводов). И я и многие другие читали "Илиаду" в переводе Гнедича. До него «Илиада» была переведена дважды прозой, в 1787 году были напечатаны первые шесть песен «Илиады» в стихотворном переложении Ермила Кострова, сделанном александрийскими стихами. Гнедич решился продолжать дело Кострова и в 1809 году издал в свет 7-ю песню «Илиады», переведённую тем же размером. В 1813 году, когда Гнедич дописывал уже 11-ю песнь, С.С.Уваров обратился к нему с письмом, в котором доказывал превосходство гекзаметра над александрийским стихом. Многие литераторы возражали: до этого времени гекзаметр в своих стихах использовал только В.К.Тредиаковский, слог которого считался трудным и далёким от совершенства. Пока шёл спор, возможен или невозможен русский гекзаметр, Гнедич, по собственному выражению, «имел смелость отвязать от позорного столба стих Гомера и Вергилия, привязанный к нему Тредиаковским». Гнедич уничтожил переведённые песни, стоившие ему шести лет упорного труда. Только в 1829 году вышло полное издание «Илиады» размером подлинника. Перевод был хорошо встречен лучшими писателями, в особенности Пушкиным. Впоследствии В. Г. Белинский писал, что «постигнуть дух, божественную простоту и пластическую красоту древних греков было суждено на Руси пока только одному Гнедичу» и ставил его гекзаметры выше гекзаметров В. А. Жуковского. Затем Гнедич взялся за "Одиссею", но не успел закончить. Его работу продолжил Василий Андреевич Жуковский. В начале 1842 года он приступает к переводу «Одиссеи». В печати первый том «Одиссеи» вышел в 1848 году, второй - в 1849 году. Но он не знал древнегреческого, переводил с немецкого, вообще все эти годы жил в Германии (жена лечилась на водах). Он был поэтом, а не переводчиком, короче, ему пеняют за неточный, слишком романтический перевод. А вот Гнедича, хоть и ругают некоторые, но больше хвалят. Уместно привести мнение его современников, например, Пушкина. Шибко известны ехидные пушкинские строки:
Крив* был Гнедич-поэт, преложитель слепого Гомера,
Боком одним с образцом схож и его перевод.

*Гнедич в детстве переболел оспой. Болезнь изуродовала его лицо, он потерял правый глаз.
Значительно меньше известно, что эти строки сам Пушкин в рукописи зачеркнул и никогда при его жизни они не публиковались. Но пушкиноведы, конечно, не удержались, опубликовали. А вот другие строки о том же и тоже Пушкина, известны меньше:
Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;
Старца великого тень чую смущенной душой.

Однако - перевод Гнедича был превосходен для его времени. Он перенасыщен церковно-славянскими словами и выражениями, с трудом понимаются слова "дщерь", "рек", "вещал", "зане", "паки", "тук", а какие-то слова (русские!) сейчас исчезли вообще: "скимен" (молодой лев), "сулица" (копье), "глезна" (голень) и т. п. Гнедич не решается перевести и грубые слова у Гомера. Например, Елена откровенно называет себя перед Гектором "сукой" и "бесстыдной собакой". Гнедич переводит: "меня, недостойную". А Ахилл называет Агамемнона (отобравшего у него наложницу) пьяницей и пёсьей мордой. Гнедич переводит: "винопийца". Это при том, что греки пили вино все (хотя и сильно разбавленное, 2/5 вина, 3/5 - вода)
Только появится на небе солнце в красе лучезарной,
Звезды померкнут пред ним, и побледнеет луна;
Так пред тобою, Гомер, бледнеют певцов поколенья,
Лишь заблистает огонь Музы небесной твоей.

Леонид Тарентский*. IV век до н.э.
* Он был земляком и современником Архитаса Тарентского (см. IV век до н.э.), изобретателя (якобы) ракетного голубя, жил в крохотном городке в Апулии.

Чтобы понять влияние Гомера на античную цивилизацию, достаточно знать такой факт: известны тысячи имён писателей, философов, учёных, десятки тысяч названий их поэм, трактатов, работ, но ПОЛОВИНА дошедших до нас пергаментов и папирусов тех веков - это Гомер. И значительная часть второй половины - это подражания, дополнения, продолжения Гомера, разные версии и варианты, вплоть до самых одиозных, где, например, символ супружеской верности Пенелопа изображена как изменщица и Одиссей её, естественно, убивает.
Но и Гомер создавал не на пустом месте, он пишет так, как если бы все герои и дела слушателям хорошо знакомы, но от догомеровских текстов мало что сохранилось. "Илиада" описывает всего 41 день десятилетней войны, о предыдущих событиях повествовала поэма "Киприды", до на не дошла.
Биография Гомера
Величие Гомера сильно отразилось на его биографии. Всё, что о нём упоминают - малодостоверно именно по причине, что много авторов и городов пытались доказать сопричастность к Гомеру и поблистать в лучах его славы.
За право быть родиной Гомера спорили 7 городов.
В одной эпиграмме у Геллия приводятся имена этих городов: Смирна, Хиос, Колофон, Саламин (на о. Кипре), Иос, Аргос, Афины. В позднейших вариантах этого стиха находим и другие имена - Кимы, Пилос, Родос, Итаку. Но эти 7 - 11 городов - только наиболее важные из тех, которые, по мнению древних историков и критиков, могли предъявить более или менее основательные притязания на эту честь; кроме них, притязания именоваться родиной Гомера предъявлялись многими другими городами и странами. Уже в античности называли 20 различных мнений; а потом и того больше. Называли его и египтянином и римлянином, интересно и то, что пиршества у Гомера упоминаются очень часто, но рыбу, чуть ли не основной продукт греков, там не едят. В связи с чем в Гомере подозревали халдейца или сирийца.
Учёные предполагают - наиболее вероятно, что Гомер родился в греческом поселении Малой Азии. Здесь четыре города, притязания которых на эту честь основательнее всех прочих: Смирна, Хиос, Иос и Колофон.
Современные учёные считают наиболее вероятным, что родиною Гомера была именно Смирна, где в позднейшее время существовал «гомерейон» - храм, посвященный Гомеру, и выбивались медные монеты с изображением Гомера. Этот город был местом столкновения двух культур: ионийской и эолийской. Для нас сейчас это совершенно одинаковые древние греки, а тогда город переходил из рук в руки и не всегда мирным путём и различие было весьма ощутимым. Считают, что Гомер был ионийцем, но принял обе культуры - и это создало свой особый стиль - героически-романтический и особенный диалект, представляющим смесь эолийского с ионическим.
Из нескольких недостоверных биографий Гомера, написанных через века после его смерти, наиболее достоверная, которая по своему ионическому диалекту и смелому вступлению («Вот что написал Геродот Галикарнасский о рождении, времени и жизни Гомера») приписывалась знаменитому историку Геродоту, хотя вовсе ему не принадлежит. Она составлена, по всей вероятности, в александрийскую эпоху, и материалом для неё послужили, по-видимому, сочинения древних толкователей Гомера. О происхождении и рождении поэта этот псевдо-Геродот повествует так:
«Когда был основан эолянами город Кимы, там собрались различные эллинские племена; прибыли туда люди и из Магнезии, и в том числе один бедняк по имени Меланоп, сын Итагена. Он женился здесь на дочери Омира, которая родила ему дочь Крифеиду. По смерти Меланопа и его жены, друг его Клеанакс из Аргоса принял, по желанию его, ребенка Крифеиду на свое попечение. Впоследствии эта девушка тайно сошлась с одним человеком. Клеанакс, желая скрыть её позор, выдал ее замуж за друга своего, беотийца Исмения, который участвовал в основании Смирны; главным же основателем этого города был Тесей, фессалиец, потомок Эвмела, сына Адметова. Крифеида, живя в Смирне, пошла однажды вместе с другими женщинами на праздник, и у реки Мелеса родила Гомера, который при рождении не был слеп, и назвала его Мелезигеном (рожденным на берегу Мелеса)».
Согласно с псевдо-Геродотом и кимеец Эфор в описании жизни Гомера, ложно приписанном Плутарху, говорит, что мать Гомера, Крифеида, переселилась в Смирну из Ким и родила Гомера на берегу Мелеса, где она мыла белье, вследствие чего он и назывался сперва Мелезигеном, а потом, потеряв зрение, был прозван Гомером. В том же сочинении псевдо-Плутарха рассказывается, по Аристотелю, что во времена ионийского переселения одна девушка родом из Иоса, по имени Крифеида, будучи беременна, была взята в плен разбойниками, привезена в Смирну, принадлежавшую тогда лидянам, и подарена лидийскому царю Майону, который взял ее себе в жены. На берегу Мелеса она родила Мелезигена, которого Майон воспитывал, как своего сына. Вскоре после того Майон и Крифеида умерли, и лидяне, теснимые эолийцами, решили удалиться из Смирны; ребенок Мелезиген объявил предводителям эмигрантов, что и он также хочет их сопровождать вследствие чего и получил имя Гомера.
Вроде бы нормальная биография для того времени, если не знать, что это "бытовой" пересказ мифа о том, что Гомер был сын нимфы Крифеиды и речного божества Мелеса. Мелезиген и Майонод (сын Майона) были древнейшие поэтические прозвища Гомера.
Псевдо-Геродот продолжает описание жизни Гомера следующим образом: «Крифеида снискивала в Смирне пропитание себе и своему ребенку трудами рук своих. В Смирне жил один человек, по имени Фемий, обучавший детей чтению, письму и другим наукам. Ученики платили ему, вместо денег, шерстью, и Крифеида взялась прясть для него эту шерсть. Он полюбил ее и взял к себе её сына, обещая сделать из него хорошего человека, так как заметил в нем много прекрасных задатков. Мальчик развивался очень быстро и, выросши, нисколько не уступал своему учителю в познаниях. По смерти Фемия, школа его перешла в заведывание Мелезигена и возбуждала удивление не только среди местных жителей, но и среди чужеземцев, которые часто посещали Смирну, как торговый город, откуда вывозилось значительное количество хлеба. Чужеземцы, отдыхая от своих дел, приходили обыкновенно к Мелезигену и были очень довольны его мудрой беседой.
В числе этих чужеземцев находился владелец корабля Ментес из Левкады, по тогдашнему времени довольно образованный и опытный человек. Он уговорил Мелезигена закрыть школу и отправиться с ним в море, обещая принять на себя все заботы о путешествии и доставить молодому человеку удобный случай для посещения многих стран и городов. Это-то последнее обстоятельство и побудило, как я думаю, Мелезигена принять приглашение Ментеса, ибо он уже и тогда задумывал заняться поэзией. Куда бы ни приезжал юноша, повсюду он все осматривал и обо всем расспрашивал и, по всей вероятности, все хорошо примечал. Прибыв однажды из Тирсении и Иберии в Итаку, Мелезиген заболел глазами, вследствие чего Ментес, желавший отправиться в Левкаду, оставил с ним итакийца Ментора, сына Алкимова, с просьбою заботиться о нем и с обещанием, возвратившись, снова взять его к себе. Ментор заботливо ухаживал за больным, ибо он был человек достаточный и известный своею справедливостью и гостеприимством. Здесь Мелезиген мог многое расспросить и узнать об Одиссее. Итакийцы говорят, что Мелезиген, находясь у них, лишился зрения; но я уверяю, что в Итаке он выздоровел и ослеп уже впоследствии в Колофоне, куда он прибыл вместе с Ментесом. Из Колофона он слепцом отправился на родину и с тех пор посвятил себя поэзии»
.
Так и хочется принять эту биографию за истинную. Однако, похоже, что автор "биографии" задался целью удовлетворить притязания многих городов на право считать его своим - в следующих главах он повествует, что пробыв довольно долгое время у себя на родине, слепец Гомер, терпя крайнюю нужду, решился искать себе средств к жизни при помощи своего искусства в других местах, и куда приходил, там и занимался составлением различных поэтических произведений. Так, например, в Неонтихе Гомер воспел путешествие Амфиарая, в Лариссе сочинил эпиграмму на царя Мидаса, в Фокее - Малую Илиаду и так называемую Фокаиду, в Хиосе - Батрахомиомахию (война мышей и лягушек). Здесь же Гомер окончил Илиаду и Одиссею и, желая выразить Фемию, Ментесу и Ментору благодарность за оказанные ему благодеяния, с почетом включил их имена в Одиссею. Кожевника Тихия из Неонтиха, который гостеприимно пригласил к себе певца во время его странствований и поселил его в своем доме, Гомер отблагодарил подобным же образом, назвав его в Илиаде лучшим из кожевников, который изготовил щит для великого Аякса.
Жители Неонтиха еще долгое время спустя указывали место, на котором сидел высокоуважаемый ими Гомер, декламируя свои поэмы; там стоял тополь, выросший, по преданию, одновременно с прибытием Гомера. По словам псевдо-Геродота, Хиос сделался второй родиной певца. Рыбаки, привезшие его сюда в лодке из Эритры, высадили его на берег острова, где он и провел ночь. Два следующие дня Гомер бродил вокруг этого места и наконец, идя на блеяние коз, пришел во двор к пастуху Главку. Весь этот легендарный эпизод из жизни Гомера составляет копию с рассказа о прибытии Одиссея к Эвмею: злые собаки бросаются на слепого нищего, на крик его выбегает Главк, ведет его в свою хижину и готовит ему обед, после которого нищий до поздней ночи рассказывает изумленному пастуху о своих странствованиях. На следующий день Главк сообщает о прибытии чужеземца своему господину, живущему в соседнем городе Балиссе; господин сначала бранит своего слугу за то, что тот принимает разных бродяг, но потом приказывает пригласить чужеземца к себе в гости. Гомер принимает на себя обязанности воспитателя детей этого богатого господина; затем он переселяется в город Хиос и здесь основывает школу, в которой учит детей своим песням. Хиосцы чрезвычайно уважали его, вследствие чего он жил без нужды и мог обзавестись семьей. У него родились две дочери, из которых одна умерла до брака, а другая вышла за одного хиосца. У Свиды говорится, что Гомер имел двух сыновей и одну дочь, вышедшую за кипрского поэта Стасина. Другие называют зятем Гомера поэта Креофила из Самоса (или из Хиоса, или Иоса), которому он дал в приданое за дочерью «Взятие Ихалии». От потомков этого Креофила, по преданию, получил гомеровские поэмы спартанец Ликург, который и привез их в Европу.
Биографы Гомера сейчас сходятся на том, что он вообще не знал письменности, какое там обучение, какие школы? Герои Гомера также нигде ничего не пишут и о письменности не вспоминают. Я считаю, что он творил в IX веке до н.э., в конце "тёмных веков".
«Однако Гомер не остался в Хиосе до конца жизни. Когда слава его распространилась во всей Ионии, он пожелал, по приглашению чужеземцев, посетить Афины и остальную Элладу; но, прибыв во время этого путешествия на остров Иос, заболел и умер, Жители Иоса похоронили его на берегу моря и впоследствии, когда его песни приобрели громкую известность во всей Греции, ему поставлен был памятник с надписью:
«В недрах земли сокрыт священный прах песнопевца,
Даром божественным славного, вещего старца Гомера».

Рассказывают, что Гомер под конец жизни обратился к оракулу с вопросом, кто и откуда были его родители; бог отвечал: «Иос - родина твоей матери и будет местом твоего успокоения по смерти; но остерегайся загадки молодых людей». Когда он вскоре после этого прибыл на остров Иос и сидел на берегу, к берегу пристали рыбаки-мальчики. Гомер спросил их, поймали ли они что-нибудь. Они отвечали: «Что мы поймали, то опять бросили, а чего не поймали, то с собой несем». Ловля была для них неудачна и, бросив ее, они сели на берегу и стали искать у себя вшей - пойманных убили, а не пойманные остались на них. Гомер не мог разгадать этой загадки, опечалился и пошел, погруженный в раздумье о значении притчи; по дороге он поскользнулся, споткнулся о камень и упал, а через три дня умер. Одни говорят, что он умер с горя, что не мог разгадать загадки, другие - что причиной его смерти была болезнь.
Мнения древних о слепоте Гомера были различны. Большинство считало его слепым, многие даже слепорожденным; другие уверяли, что он лишился зрения только в глубокой старости. Прокл (философ-неоплатоник, живший в V веке), напротив, говорит: «Те, которые выдают Гомера за слепца, кажутся мне сами умственно слепыми, ибо этот человек видел более всех других». В этом он прав по отношению к тем, которые считали Гомера слепорожденным; человек, так хорошо знавший жизнь и свет и так верно представивший их в своих произведениях, не мог быть слепым в продолжение всей своей жизни. Если же Гомер и лишился зрения не в начале своей жизни, а в старости, то предание о его слепоте все-таки, по-видимому, объясняется общим мнением древних, что с закрытием очей телесных яснее раскрываются очи духовные, и человек становится в более близкие отношения к невидимому миру, к богам. Может быть, поводом к преданию о слепоте Гомера послужила слепота феакийского певца Демодока (в Одиссее), а еще более то место в гимне делосскому Аполлону, в котором автор (автором же этого гимна многие считали самого Гомера) называет себя слепым хиосским певцом. Каким образом Гомер ослеп, об этом позднейшие греки рассказывали различно. Говорили, например, что его ослепила обоготворенная героиня Елена в гневе на то, что он рассказал людям, как она бросила Менелая и бежала с Парисом в Трою - версия рассказа об ослеплении Еленой Стесихора. Другие рассказывали, что Гомер пришел на могилу Ахиллеса и умолял его о позволении увидеть его самого и его оружие; блеск этого оружия ослепил певца, но Фетида и музы сжалились над ним, т. е. просветили его дух и одарили его даром божественного песнопения.
Древние грамматики самое имя Гомера объясняли его слепотою, говоря, что это имя значит - «незрячий», или что у кимейцев и ионян слепцы так назывались, потому что они нуждались в проводниках.
Поэмы Гомера были созданы не для чтения, а для устной декламации, которая сопровождалась аккомпанементом струнного инструмента и представляла нечто среднее между чтением и пением (речитатив). Древние грамматики, которые повествовали о жизни Гомера, составили различные его родословные, восходящие к древнейшим временам, и представляли его потомком Орфея, Линоса и других мифических певцов; но это, конечно, чистые выдумки. Самое большее, что мы можем сказать о происхождении Гомера, - это то, что он принадлежал к ионийскому семейству певцов в Смирне. В древности ремесла и искусства вообще развивались, так сказать, посемейно; точно так же искусство музыки, поэзии и пения, отличаясь определенным стилем и твердо установленными традиционными правилами, требовавшими продолжительного изучения, развивалось в отдельных семействах певцов и переходило из рода в род по наследству. Один из таких союзов представляли гомериды, называвшие своим родоначальником Гомера. Они существовали в продолжение многих веков в Хиосе, куда переселились, вероятно, в то время, когда эолийцы изгнали ионийских поселенцев из Смирны, во всяком случае незадолго до 700 г. до н.э.
Эти гомериды, владевшие поэмами Гомера, оказали грекам особенную услугу распространением этих произведений в Малой Азии и на островах. Название гомеридов скоро перешло и на других рапсодов, на всех, декламировавших гомеровские поэмы. Рапсодом назывался вообще всякий певец, произносивший публично свои или чужие эпические произведения, изложенные в гекзаметрах или в другом стихотворном размере, например, в ямбах, если только размер этот был постоянно одинаков. Ликург (около 880 г. до н.э.), по преданию, привез гомеровские поэмы из Малой Азии в Спарту, для того чтобы спартанцы усвоили себе дух великого поэта; вскоре произведения Гомера распространились по всей европейской Греции. Но они не были записаны, а передавались рапсодами изустно, во время праздников и вообще в общественных собраниях.
Но при всём величии Гомера у него было немало и хулителей: многих древних греков коробило то, как им казалось, легкомыслие, с которым Гомер наделил своих богов и героев чуть ли не всеми человеческими слабостями и пороками. Основными порицателями певца выступали пифагорейцы и орфики. Наряду с ними, критически оценивал произведения Гомера Ксенофан. Он писал: «Всё, что есть у людей бесчестного и позорного, писали богам Гомер и Гесиод: воровство, прелюбодеяние и взаимный обман». Платон также считал гомеровские мифы о богах всего лишь худой ложью, а Гераклит, вообще, призывал изгнать Гомера из общественных собраний и даже наказать розгами!

Путешествие Одиссея было интересным:



Но кровавою корридой
Угрожает путь старинный
Между Сциллой и Харибдой,
Между Анной и Мариной.

Золотою серединой
Отродясь не обладаем,
Между Анной и Мариной,
Между Польшей и Китаем.

И над бездною родимой
Уж не знамо, как летаем,
Между Анной и Мариной
Между Польшей и Китаем.




А вот о внешности сирен у Гомера не говорится, но уточняется их число:
ДВЕ, но художникам этого показалось мало





Теперь об авторстве.
Вся греческая нация во все времена считала автором Илиады и Одиссеи одного Гомера; но о личности, обстоятельствах и даже времени жизни этого поэта никто ничего не знал, тем более, что сам поэт в своих произведениях ни слова не говорит о самом себе. Известия о жизни Гомера, дошедшие до нас из древности в различных биографиях и других сочинениях, представляют большею частью простые догадки и скудные фактами легендарные рассказы позднейшего времени.
Время жизни Гомера называют тоже в огромном диапазоне - от современника Троянской войны (ок.1200 г. до н.э.) до ... лет на 600 позже.
Например, Феопомп и Эвфорион, утверждают, что он жил 500 лет спустя после взятия Трои. По Эратосфену, Гомер жил сто лет спустя после троянской войны (стало быть, ок 1100 года до н.э.), по Аристарху - 140 лет спустя, во времена ионийского переселения; другие считают его еще на 10 - 20 лет моложе. Аполлодор говорит, что Гомер жил 240 лет спустя после троянской войны; Порфирий определяет этот промежуток в 275 лет, другие относят время жизни Гомера к 800 или 700 г. до н.э. Вариант, что Гомер жил во время Троянской войны или даже до времени дорийского переселения (ок 1100 до н.э.), учёные отвергают. В книге земли давно заселены, царства стабильны, быт налажен. Так что Гомер жил не ранее как 100 - 200 лет спустя после ионийского переселения, следовательно, в конце X или в начале IX столетия до Р. X. Это подтверждают и римляне, среди которых были настоящие историки, Цицерон, Корнелий Непот, Плиний и др. По мнению Геродота, Гомер жил не более, как за 400 лет до его времени, т.е. в IX - VIII в. до н.э.
Есть и прямо противоположные версии.
1. "Илиада" и "Одиссея" написаны разными людьми с разницей в век. Однако доказать это не удалось. По стилю они идентичны, хотя "Одиссея" написана позже минимум лет на 20. Там даже железо упоминается значительно чаще. Но разве нельзя допустить гипотезы, что один и тот же Гомер в юности создал "Илиаду", а в более пожилых летах - "Одиссею"?
2. Вообще Гомера не было либо это название группы обработчиков. "Гомеровский вопрос" разжёг в 1795 г. знаменитый немецкий филолог Фр. Авг. Вольф, издав книгу «Введение в изучение Гомера». В этой книге Вольф старается доказать, что в то время, когда, по преданию, жил Гомер, письменность не была еще известна грекам, или, если и была известна, то ею еще не пользовались для целей литературных. Начатки письменности книжной замечаются только впоследствии, во времена Солона. До тех же пор все произведения греческой поэзии создавались певцами без помощи письменности, сохранялись только в памяти и воспроизводились путем устной передачи. Но если память не поддерживалась письменностью, то, говорит Вольф, для одного певца Гомера было решительно невозможно создать и передать другим произведения, столь обширные по размерам и отличающиеся таким художественным единством, как Илиада и Одиссея. Поэтому все гомеровские поэмы в том виде, в каком мы их теперь имеем, как созданные несомненно по одному художественному плану, должно считать произведениями позднейшего времени. Во времена Гомера и после него, отчасти им самим, отчасти другими певцами - гомеридами - было составлено множество небольших, независимых друг от друга поэм, которые долгое время декламировались на память, как самостоятельные рапсодии, пока, наконец, афинский тиран Писистрат не задумал собрать все эти отдельные песни, лишенные внутреннего единства, и с помощью многих поэтов привести их в порядок, т. е. подвергнув их незначительной переработке, составить из них две большие сводные поэмы, которые затем и были записаны. Следовательно, Илиада и Одиссея в том виде, в каком они дошли до нас, создались во времена Писистрата.
Но исследователи доказали, что по крайней мере при начале олимпийского летосчисления (776 до н.э.) письменность была у греков уже в общем употреблении, причем ею пользовались и для целей литературных, возможно допустить предположение, что писаные экземпляры Илиады существовали уже с самого её появления на свет, а утверждать можно, что существовали они во время первой олимпиады. Конечно, они не были распространены повсеместно, но находились у певцов и рапсодов, которые, пользуясь ими, заучивали гомеровские поэмы наизусть, чтобы потом декламировать их народу. Кроме того, на Кипре письменность не исчезла. Она там была постоянно, но отличалась от критского линейного слогового письма и потом менялась непрерывно. Но мало что могло уцелеть, Кипр - плавильный котёл народов, обычаев, языков, арена непрерывных войн и переворотов.
Постепенно текст менялся, часть забывалось, добавлялось новое, но Солон афинский приказал, чтобы гомеровские песни на публичных собраниях декламировались по писаным экземплярам. Эти экземпляры заключали в себе, по всей вероятности, только отдельные части поэм. Писистрат, при содействии орфика Ономакрита и нескольких других поэтов, снова соединил эти разрозненные отрывки "Илиады" и "Одиссеи" в органическое целое и приказал (сам или его сын Гиппарх), чтобы во время Панафиней обе поэмы читались целиком, причем рапсоды должны были сменять друг друга. Это было распоряжение специально афинское. Афинский экземпляр, принадлежавший Писистрату, по-видимому, пользовался особенной славой и впоследствии служил основанием для грамматиков Александрийского Музея, занимавшихся критикою и толкованием текста гомеровских поэм.

Астианакт, сын Гектора и Андромахи, последний из рода основателей Трои
По одной версии, какой-то ахейский воин вырвал его из рук матери и сбросил с городской стены, по другой - Астианакта убил на глазах царя Приама сын Ахилла Неоптолем. Согласно Арктину, это сделал Одиссей.
В других версиях он остаётся жив
Гомеру приписывается еще несколько меньших поэм неодинакового достоинства, которые, однако, все принадлежат к позднейшему времени.
Мир, изображённый Гомером 3 тысячи лет назад, красочен и поразителен. В деталях он порой от нашего не отличается - его герои испытывают абсолютно те же чувства, что и наши современники, и увлекаются теми же делами, но мир Гомера в основе своей отличается от нашего неимоверно. Дело даже не в том, что в жизнь смертных постоянно вмешиваются боги, а в пути подстерегают всякие Сциллы и Полифемы. Как, простите, можно жить, зная свою судьбу? У Гомера оракулы и гадалки непрерывно прорицают и никогда не ошибаются. Вот Одиссею было предсказано, что если он пойдёт под Трою, то вернётся через 20 лет нищим и без спутников. И это как раз тогда, когда у него жена-красавица (Пенелопа была двоюродной сестрой Елены Прекрасной), сын-первенец родился, уважение в народе и достаток в доме, подвигов уже немало сделано, есть что вспомнить. И хитроумный Одиссей поступает совершенно по-нашенски: он начинает "косить от армии", прикидываясь безумным, он запряг в плуг коня и быка и стал сеять соль. Но был разоблачён: Паламед положил новорождённого Телемаха под плуг, и Одиссей его, естественно, не тронул. Кстати, это не Гомер, это общий эпос о том же, но характерный и в том же стиле. Согласно Гомеру, Агамемнон посетил Итаку и уговорил Одиссея. Но как он умудрился уговорить и зачем Одиссею вообще война за честь чужой жены? Но дело в том, что Одиссей был среди женихов Елены Прекрасной, а следовательно, свидетелем её брачного союза и по неписанным законам был обязан этот союз охранять "всеми имеющимися в наличие средствами". И он пошёл на войну, обрекая себя на 20 лет страданий и нищету! Затем Одиссей и Диомед (лучшие воины у греков, в "Иллиаде" Одиссей и Нестор) под видом купцов прибывают на остров Скирос - там надо завербовать для войны ещё одного героя - Ахилла. О, вот это и есть подлинный герой Троянской войны! Его имя известно задолго до Гомера и, вероятно, он ещё древнее Троянской войны. Считают, что вся "Илиада" - лишь часть более обширного эпоса и по сути называется "Гнев Ахилла". Согласно общеэпической традиции, его отец - простой смертный царь Пелей, а мать - морская богиня Фетида. Ахилл смертен, но мать постаралась его обезопасить - она его окунула куда-то, держа за пятку. Мне с детства казалось странным, как ребёнка можно держать за пятку, а в битве угодить в пятку стрелой. И сегодня (13.01.2017) я решил выяснить этот вопрос. Выяснилось: существует немало версий в эпосе, куда Ахилла ребёнком окунали. Это и река Стикс (Одиссей там бывал, но почему-то не стал купаться) и много разного огня - в кузнеце бога Гефеста и прочих. Про огонь пишут гораздо чаще, причём есть версии, что, стремясь сделать ребёнка бессмертным, она сожгла уже 5 своих сыновей, не получалось как-то. Ахилла она тоже бы сожгла, но тут явился отец, жену прогнал навсегда, а сыну, которого при рождении звали Пиррисий, переименовал в Ахилла ("безгубый", он губы в огне обжёг). Держала она его, разумеется, не за пятку, а за лодыжку. Кто перевёл неправильно, не знаю, но на старых рисунках ясно видно, что стрела попала выше лодыжки, сзади, порвав ахиллесово сухожилие (чисто анатомический термин). Там у греков обычно доспехи не защищали, просто уязвимое место. Поскольку стрелу, пущенную Парисом, направлял бог, этого оказалось достаточно. Про отравленную стрелу придумали позже. Есть и параллельная версия мифа, где ему пообещали в жёны троянскую принцессу, заманили в храм близ Трои и там убили.
А какие великие вопросы поднимает эпос! Ахиллу боги нагадали два пути: скучная и несчастливая жизнь до старости или почётная смерть у стен Трои, не дожив и до 30-ти. Мать всячески его пыталась откосить от войны, а вот отец послал его на подвиги, дав полсотни кораблей. Мать одела Ахилла в женскую одежду, чтобы скрыть, но Одиссей и тут проявил хитрость: разложив товары в городе, где живёт Ахилл, имитируют нападение разбойников. Все женщины убегают в страхе, лишь одна (Ахилл), хватается за оружие и таким образом выдаёт себя. Кстати, сообщают и о возрасте Ахилла - он пошёл на войну в 15, а умер в 25. И это полностью разрушает хронологию мифа - весь сыр-бор начался как раз на свадьбе его родителей, где произошла кража Елены и появился повод к войне. Ну, не могли греки 15 лет собираться на войну! А, может, могли? Тогда все эти умыкания невест - лишь повод для войны. Троя действительно взвинтила таможенные сборы за проход по проливам.
Кстати, о кораблях. Похоже, сохранились точные списки - Гомер тщательно перечисляет все народы, осаждавшие Трою, их военачальников и сколько кораблей кто привёл. Всего было 1186 кораблей. Одиссей привёл 12. Были приведшие 100 кораблей, были и такие, что привели меньше Одиссея.
Не читавшие Гомера наверняка уверены, что он описал и Троянского коня и смерть Ахилла и разрушении Трои. Как бы не так! "Илиада" описывает всего 40 дней 10-летней войны, кончается погребением Гектора, Ахилл жив-здоров, про коня никто не думает. В "Одиссее" Одиссей кратко говорит про Коня и разрушение Трои, но гораздо подробнее разработали тему Вергилий в "Энеиде" лет лет через 900 после Гомера и иные. «Бойтесь данайцев, дары приносящих», «Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes!» (точнее - «Что бы это не было, я данайцев боюсь, дары приносящих!») - это Вергилий. А почему данайцев, хотя Гомер пишет в основном про ахейцев? Да просто данайцы в какой-то век стали синонимом коварных подарков. Известен случай, когда они поднесли царю Ассирии кубок с дорогим вином. Где был и медленно действующий яд.
А как крепко завязан сюжет! По идее троянцы не знают, что с таким подарком делать. Кстати говоря, это вовсе не ИМ подарок (с чего бы греки стали делать врагам подарки?). Смысл выражения поменялся совершенно, теперь это означает только "коварный подарок", но во времена Троянской войны такой подарок могли сделать только богам. Да и то не всем, а дружественным. Поэтому троянцам желательно сжечь коня на месте, о чём и просит их Лаокоон с сыновьями. Но их задушили змеи, посланные Афиной и желание осуществить такой вариант у троянцев отпало.
Но и тащить в Трою его вовсе не собирались. Но деза, заущенная строго в нужный момент, порой решает исход войны! Из болота извлекли якобы отставшего от уплывших греков ахейца. И пленный дал показания: конь - жертва богам, а такой большой, чтобы троянцы НЕ СМОГЛИ затащить его в город, ибо в ворота он не пролезет. Тут троянцы возмутились: как так не сможем?! Разобрали крепостную стену и СМОГЛИ. Себе на беду.

В некоторых фильмах Конь просто произведение искусства. Но вряд ли на скорую руку могли изготовить что-то лучше этого:



Хотя это тоже фильм. Интересно, сколько человек поместилось внутри? Тут большие разночтения. По Гомеру - 50 лучших воинов (согласно «Малой Илиаде», 3000). По Стесихору, 100 воинов, по другим - 20, по Цецу - 23, либо лишь 9 воинов: Менелай, Одиссей, Диомед, Ферсандр, Сфенел, Акамант, Фоант, Махаон и Неоптолем. Имена всех перечислил поэт Сакад Аргосский.
Афина дала героям амброзию. Ну, тогда понятно...



Рождение железного века
Кстати, Троянский конь... В Индии есть легенда, как одному правителю враги презентовали похожего деревянного слона. Когда тот подошёл поближе, оттуда выскочил воины и его прикончили. Кто у кого сюжет списал? А вот ещё: оракул сообщил, что тот, кто ступит первым на землю Трои, первым и будет убит. И по всему выходило первым выходить Одиссею. И он вышел, но встал на брошенный перед собой щит. А некий юнец, прыгнувший за ним следом, как и предрекал оракул, был убит первым. Но это же типичная "отмычка", описанная Стругацкими в "Пикнике на обочине"! Но я отвлёкся. Слишком грандиозная и многоплановая вещь.
Претерпев массу приключений, Одиссей вернулся домой, где буйствовали женихи, старавшиеся жениться на якобы овдовевшей царице. Одиссей устраивает им ловушку и начинает их крошить. Гомер сообщает, что женихов было 116 и Одиссей с сыном перебили их всех, завалив дворец трупами. Потом ссорились и мирились с родичами убитых, общий пир и веселье, на этом и сказочке конец.
Но можно ли не сказать пару (сотен) слов о том времени? К сожалению, это во всех смыслах крайне тёмная история. В XIV-XIII веках Эгейское море и его окрестности являли собой целый мир, устойчивый, процветающий, мирный. Существовали 4 основные державы: Египет, ахейская (крито-микенская) держава, хеттская и далее на восток - Ассирия. И внезапно всё рухнуло. Египет пережил глубочайший кризис, но выжил. Ассирия была разорена нашествием с севера, а вдобавок и с юга, но уцелела и даже начала занимать земли, оставшиеся без власти. Но остальные державы погибли. Хеттская держава уничтожена полностью, все её города носят следы нашествия. И все города Эгейского моря, особенно азиатского побережья от Босфора до устья Нила однообразно разграблены и сожжены. Лишь Кипр неожиданно чувствует себя вполне неплохо. Ибо является крупнейшей базой "народов моря" и обладает большими запасами меди. Хуже всего то, что линейное письмо крито-микенской культуры забыто совершенно и лишь 3-4 столетие спустя письменность в Греции возрождается уже на основе алфавита. И великолепных росписных ваз уже не делают. И архитектура отброшена к неолиту.
Забавно то, что учёные вразумительно не могут сказать, что случилось, кто такие "народы моря", отчего такой регресс и вообще - Троянская война - это причина или следствие?
1. Одни считают, что виной "тёмным векам" взрыв вулкана Санторин. Но он неплохо исследован (я там бывал, это верно), археологи определили и даты двух катастроф на нём - 1628 до н. э. и примерно 1380 до н. э. Причём жители успевали покинуть остров задолго до катастрофы (внутри уцелевших жилищ ДО извержения успела вырасти трава). И ничего ценного и никаких скелетов. Да, цунами и пеплопад был. Да, Крит претерпел катастрофу, его завоевали материковые ахейцы, но дворцы на Крите отстроились вновь, центр державы просто переместился в Микены. А про пеплопад и говорить смешно - не мог он накрыть всё Средиземноморье, к тому же вулканический пепел - удобрение весьма хорошее, не зря на Санторине люди жили практически всегда, невзирая на ужасные катаклизмы и полное отсутствие воды. Особенно хорошо на вулканах растёт виноград...
2. Другие винят дорийцев. Это племя в центральной или северной Греции внезапно расплодилось и пошло на юг, завоёвывая Грецию. Со временем они одолели и великие Микены, добрались до Крита и лишь Аттику с Афинами удалось удержать. И острова у побережья Малой Азии в районе, где проживали карийцы. Хотя культура погасла и тут. Однако дорийцы были сухопутным народом, со временем они освоили и мореходство, но разгромить мореходные державы им было не под силу. Дорийцев можно увидеть в спартанцах - неприхотливых, жестоких, с родовыми обычаями и презрением к роскоши. Скорее, это один из факторов регресса, как и вулкан. Многие считают, что дорийцы пришли на уже опустошённую землю, лет через 100 после всеобщего разгрома и все силы положили на завоевание Пелопоннеса. Что им удалось лишь частично.
3. Климат. Вот климат однозначно был уникальным - такое потепление, что нам и не снилось. Не может ли это означать, что за какие-то полвека население в "областях рискованного земледелия" удесятерилось и 9 из 10 родившихся оказались ненужными в их обществе и выплеснулись на юг для грабежа изнеженных долгим миром стран? А за потеплением пришло похолодание. И неизвестно, что быстрее спровоцировало "охоту к перемене мест"
4. Вопрос изнеженности особо актуален в Крито-Микенской державе. Критяне были подлинными хозяевами Средиземного моря, города Крита не имели даже крепостных стен. Но, пожалуй, самое удивительное - сохранившиеся рисунки. Там вообще нет военных сцен! Обезьяны, дельфины, цветы, игры с быками - никакого оружия. В то время как во всех прочих странах рисунки от половины до полностью освещают победы царей, военные походы, сами цари кого-то поражают стрелами... Для стремительного набега лихих пиратов, владеющих оружием с детства - это ж лакомый кусок. Но если терпит поражение держава, контролирующая морские пути, то торговля нарушается. А в мире уже совершена глобализация и разделение труда, державы находятся в едином рынке. Египет производит золото и зерно, но олова у него нет, бронзового оружия не сделать. А олово добывают в Британии и пути контролируют критяне и финикийцы. И в Афганистане и его привозят ассирийцы. А вот сталь умеют делать хетты.
5. Бронзовый век уже кончается, а железный едва начался. В битве при Кадеше в железные доспехи одет один фараон. Железо - металл "трудный", древесным углём его не расплавишь. Дело даже не в отсутствии угля или технологии выплавки. Железо знают, но оно не в почёте. Кроме того - это важно! - оно ржавеет и некрасиво, а в условиях похода нельзя его переплавить, как бронзу. А вот у северных племен - культ оружия, там есть месторождения и угля и железа, там начинают делать огромные мечи, без труда крошащие бронзовые доспехи. Оружие + избыток сильных мужиков, не обременённых культурой, религией и семьёй - хорошие ингредиенты для создания общества по типу викингов!
6. И притом - практически везде наёмные армии. Они удобны, когда им есть чем платить. Как только платить становится нечем (или нечего купить), то наёмная армия легко превращается во вражескую и "по понятиям" договаривается с набежавшими врагами о совместном разграблении пока ещё охраняемого ими города. И чем слабее власть и меньше шансов поплатиться за разбой, тем скорее идёт процесс развала.
Осталось только определить - были ли те 100 тысяч со 1186 кораблей "народами моря"? Думаю, да. Помимо осады Трои осадавшиеся разорили всю страну и их союзников. Только Ахилл со своим отрядом разорил 27 городков и перебил массу народа (у его любимой наложницы Брисеиды, захваченной греками, убит муж Минес и три брата при взятии Лирнесса). Но это было только начало. Троя, контролировавшая Проливы, была уничтожена, путь в Азию по суше был открыт, правило "кто сильнее, тот и прав" становилось правилом №1. Все герои "Илиады" мало говорят о восстановлении чести Елены и её мужа, всё больше о добыче. И Одиссей возвращается вопреки обещанию оракула не с пустыми руками. Но пророчества должны сбываться! И по совету Афины он прячет богатства в пещере и является домой, как и определили боги, нищим.
Контроль над Эгейским морем потерян, на хороших кораблях с железными мечами с окраин цивилизации собираются люди, которым нечего терять. Они опустошат побережье и дойдут по суше до Ассирии и Персидского залива. Впрочем, вряд ли моряки спешились и удалились от моря далее дневного перехода. Но города-крепости на севере разрушены и на юг текут переселенцы - целыми семьями, целыми родами, со всем скарбом, ну и с мужиками, у которых есть железные мечи. Они не сеют, не пашут, они ПЕРЕСЕЛЯЮТСЯ, съедая и разрушая всё, что возможно, обходя крепости, обречённые на голод. Лишь Египет имеет шанс спастись - он потерял все города к северу от Синая, но дельта Нила и перешеек у Синая превращены в санитарную зону, где нет съестного, а пришельцы уничтожаются или отправляются в рабство совершенно безжалостно. Примерно вот так:


Лет через 100 потомкам переселенцев уже нечего будет грабить и они начнут цивилизацию с нуля - с множества городков, воюющих против всех. Переселяющиеся народы, наконец, остановятся, начнут пахать и сражаться за место под солнцем. Вот филистимляне, века воюющие с местными евреями, это как раз один из тех народов.
Осталось только узнать, сведущ ли был Одиссей в астрономии и навигации по звёздам.
О, вполне! Песнь 5-я "Одиссеи"
…Радостно парус напряг Одиссей и, попутному ветру
Вверившись, поплыл. Сидя на корме и могучей рукою
Руль обращая, он бодрствовал; сон на его не спускался
Очи, и их не сводил он с Плеяд, с нисходящего поздно
В море Воота, с Медведицы, в людях еще Колесницы
Имя носящей и близ Ориона свершающей вечно
Круг свой, себя никогда не купая в водах океана.
С нею богиня богинь повелела ему неусыпно
Путь соглашать свой, ее оставляя по левую руку…


И песенка из детства вспомнилась:
Ты куда, Одиссей, от жены, от детей,
Одиссей, Одиссей,
Милый Одиссей, милый Одиссей.
Шла бы ты домой, Пенелопа.



Франческо Приматиччо Одиссей и Пенелопа, ок. 1563



Кадр из фильма "Космическая одиссея 2001"

VIII в до.н.э. — Полет Икара к Солнцу на крыльях (Греция).
Этот миф знаком всем. Текст можно прочитать тут. Создатель крыльев Дедал, именем которого назвали множество летательных аппаратов, вплоть до первого в мире звездолета — довольно тёмная личность. Судите сами. Он был большим изобретателем и великим архитектором в Афинах. И был у него племянник Тал (называются и другие имена, например, Пердикс), его ученик — талантливый с детства, возможно, великий ученый и скульптор. Но завистливый Дедал столкнул его со скалы (др. версии — с Акрополя, с городской стены) и потихоньку зарыл (по одной из версий учительница Дедала богиня Афина превратила ученика в куропатку и спасла). Но Дедал был схвачен с поличным и приговорен к смерти. Бежал на Крит, где царю Миносу построил Лабиринт, в котором злобный Минотавр пожирал людей, а также изваял статуи и... неприлично даже говорить что. На Крит он явился с сыном, малым мальчонкой, который там стал юношей. Крит Дедалу надоел. Скорее всего опять он чего-то натворил. Пытался бежать и с Крита, но морские пути контролировались критянами и пришлось ему изобрести крылья. Более реалистичная версия утверждает, что жена Миноса Пасифая за особые заслуги снабдила его лодкой (но нам такая версия ни к чему). Вместе со своим сыном Икаром он полетел на материк. Однако ошибки в конструировании и ослабленный контроль за исполнением инструкций привели к гибели Икара в районе острова Парос. Юноша не исполнил совета отца — не опускаться к волнам (перья намокнут) и не заноситься высоко (воск, склеивающий крылья, растает). Дедал же добрался до Сицилии и поступил на службу к царю Кокалу. Минос хитростью выяснил, куда сбежал Дедал (назначил большую премию, кто проденет нитку сквозь извивы закрученной раковины, Дедал выполнил задание и раскрыл своё убежище). Минос явился на Сицилию и потребовал вернуть изобретателя на место постоянной работы. Однако дочки Кокала (кокалиды), коварно пригласив Миноса в ванну, ошпарили его кипятком, где тот и скончался. Кокал вынужден был соврать критянам: мол, царь сам споткнулся, забирайте, что осталось. В критской империи начался разброд и упадок, а Дедал ещё долго жил на Сицилии, а потом вернулся в Афины, где его простили за давностью лет (по другой версии так и умер в Сицилии, а по третьей — сбежал на Сардинию, где тоже очень много чего построил).
Но всё ж существует справедливость! Гораздо больше помнят не изобретателя крыльев и долетевшего до цели Дедала, а нарушителя инструкций Икара, который не долетел ни до Солнца, ни до Сицилии, и вообще ничего в жизни не совершил. Просто оставил людям мечту о полёте. И люди назвали в честь него целое море (Икарийское, западная часть Эгейского).
Часто приходится читать, что Дедал долетел до Сицилии. Однако в мифе перечисляются острова, лежащие к северу от Крита, в то время как Сицилия находится далеко на западе. Это версия мифа создана несведущим в географии человеком. Конечно, полёт должен быть направлен к близкому материку, точно на север — греки тут ошибиться не могли! А уж потом он мог отплыть и в Сицилию.
Миф так хорошо нам известен только благодаря великому римскому поэту Овидию (Публий Овидий Назон — Publius Ovidius Naso, 43 до н. э.— около 18 н. э.). Как для нас Пушкин, так и Овидий для римлян являлся синонимом Поэта. Как и Пушкин, был в ссылке. Овидия сейчас уже никто не читает, но все слышали о таком.
„Всё равно они не видят
В чудо-технику свою,
Что нетрезвый, как Овидий,
Я на палубе стою."

Дедал упомянут в Илиаде, следовательно миф можно датировать временем Гомера.
23.04.1988 мускололёт "Дедал-88" совершил рекордный (и до сих пор не превзойдён) полёт по следам Дедала — 115 км с Крита на материк. Правда, крылья были не машущие.
Этот миф относительно полёта Этаны был более прогрессивным — Дедал не стал ждать милости от природы, а сам создал летательный (почти межпланетный) аппарат. Кстати говоря, ни одного пилотируемого махолёта создать так и не удалось никому.
В честь Икара назван астероид (№1566), открытый в 1949 году, который близко подлетает к Солнцу и к Земле (до 7 млн.км) - после Луны это ближайший к нам мир приличных размеров (диаметр ок.1 км). Но и в честь Дедала назвали астероид (№1864). Он пересекает орбиту Марса, но ближе, чем Икар, к Солнцу благоразумно не подлетает.

28 мая 2014 года я побывал в Лабиринте и вспомнил Икара с Дедалом. Кносс (он же Лабиринт) сильного впечатления на меня не произвёл, лишь возраст (40 веков) вызывает благоговейный трепет. Но фрески (хотя и копии, оригиналы увезли в музей), просто замечательные. Приложил ли руку к ним мифический Дедал или построил только дворцовый комплекс - неизвестно. Вообще известные всем мифы объясняются легко и прозаично. Греки, добравшись до Крита через ТЫСЯЧУ лет после разрушения Кносса, обнаружили сеть непонятных запутанных развалин (примерно 1300 комнат), на стенах которых уцелели картины минойской корриды. На развалинах часто встречалось изображение двухлезвенного топора - символа минойской цивилизации, некий охранный знак. По гречески топор - "лабрис". Так это место стало Лабиринтом, где бык-Минотавр кушал свои жертвы. Именно так греки истолковали картины акробатических прыжков через нападающего быка.
К слову сказать, Минос - единственное имя минойского царя, дошедшее до нас. Поэтому учёные подозревают, что не имя это было, а ТИТУЛ. И вся цивилизация названа минойской по имени-титулу царя.



Частично реставрированный Кносс



Тронный зал с рисунками цветов и птиц. У стены - трон. Рост царя был 160 см.



В таких пифасах хранили зерно. Прекрасно сохранились



Амфитеатр на 500 человек, за ним - сильно изуродованный ещё один символ Кносса, часто встречающийся - стилизованные бычьи рога огромных размеров



Самая древняя мощёная дорога в Европе

29 мая 585 г. до н. э — первое предсказанное солнечное затмение. Фалес Милетский (Греция)
Фалес Милетский Фалес Милетский — древнегреческий философ и математик из Милета (Малая Азия). Отец-основатель милетской (ионийской) школы, с которой начинается история европейской науки. Возглавляет список мудрецов, стоящих в началах греческой культуры и государственности. Уже в V веке до н. э. его имя стало синонимом слова "мудрец". Родился примерно в 632 г до н.э (др. данн. 636 г до н.э.) Место рождения неизвестно, его род имел финикийские корни и в Милете он был пришельцем. Происходил из знатного рода и получил на родине хорошее образование. Фалес много путешествовал, очевидно был торговцем. Некоторое время жил в Египте, в Фивах и Мемфисе, где учился у жрецов, изучал причины наводнений. Считается, что именно он узнал геометрию в Египте и познакомил с ней греков.
Кроме того, он был ещё и инженером и политиком - друг милетского тирана Фрасибула, активный пропагандист сплочения городов Ионии против наступления Персии. Очень хотел создать конфедерацию с центром на о.Хиос, чтобы обороняться от лидийцев и персов. Он направил реку Галис по новому руслу (чтобы облегчить переправу войск)
Умер он примерно в 546 до н.э, якобы от жары, наблюдая за гимнастическими соревнованиями. И было ему примерно 90 лет, если биографы правильно вычислили даты.
Его вклад в космонавтику носит непрямой характер - якобы он первым предсказал солнечное затмение 29 мая 585 г. до н. э. В этот день началась битва между лидийским и мидийским войсками. Лидия известна тем, что первой в мире начала (примерно в это время) чеканить монеты, а также своим царём по имени Крез ("богат, как Крез"), а Мидия лишь тем, что допустила к власти персидского царька по имени Кир II, создавшего великую державу. Кстати, именно Фалес уговорил милетцев не вступать в союз с лидийцами и тем самым спас Милет от разгромившего всех врагов Кира. Майское затмение привело воинов обеих сторон в ужас, битва так и не состоялась, срочно был заключен мир и установлена граница.
Так вот, якобы это затмение и предсказал Фалес. Это так поразило современников, что сразу стал он знаменит. Теперь о грустном. Сейчас солнечные затмения предсказывают на столетия вперёд с точностью до минуты. И мои современники вправе вообразить, что Фалес предсказал если не минуту или час, то хотя бы день. Увы, Фалес предсказал ГОД. Затмения не столь уж редки, даже полные, Фалес мог просто угадать. Но такая крайность, такое развенчание учёного мне не по душе. Якобы Фалес бывал и в Вавилоне. А вавилонские жрецы затмения предсказывать умели. Да и насчёт битвы... В ужас войска, конечно, не пришли и до битвы времени было изрядно (когда пишут, что затмение началось в разгар битвы, это поэтические фантазии), но затмения и прочие нарушения небесного порядка однозначно были плохим знамением. И столь важное дело было отложено. Мидянам и лидийцам так и не удалось сразиться - персы быстро и жёстко смяли и тех и этих. Как видим, затмение действительно предвещало беду.
Предсказания лунных и солнечных затмений сильно повлияли на историю человечества - менее искушенных в астрономии аборигенов пугали затмениями Колумб и многие другие. Возможность предсказаний поражала воображение многих, пополняя ими ряды астрономов. Например, именно затмение привело в астрономию Камилла Фламмариона.
Разумеется, Фалес воспользовался учениями египетских и вавилонских жрецов, которые уже столетия наблюдали за небом и затмения предсказывали неплохо. Но Фалес первым сделал астрономические знания открытыми, основав милетскую школу, между тем как жрецы делали знания тайными.
Сочинения Фалеса не сохранились, до нас дошло лишь 2 названия трактатов.
Согласно легенде был такой случай: в Египте правил фараон Амасис. Якобы фараон захотел узнать высоту пирамид. "Запросто!" — сказал Фалес, взял ближайшую палку, воткнул её в вершину тени от пирамиды и сказал: "Высота пирамиды во столько же раз выше этой палки, во сколько тень от пирамиды длиннее тени от палки".* Фараон был в восхищении. Вряд ли можно всерьёз верить в эту красивую легенду — Фалес был в Египте учеником, фараон вполне мог бы спросить его учителей. Однако это первый зафиксированный факт использования Солнца для геодезических измерений.
*По другой версии он дождался момента, когда длина тени палки становится равной её длине, и тогда измерил длину тени пирамиды, которая равна её высоте.
Приятно сознавать, что я бродил по тому же песку, что и Фалес.


По более разумной версии Фалеса спросил о высоте пирамид вовсе не богоподобный фараон, а заносчивый гарпедонапт (дословно - "натягиватель канатов" - землемер в Египте), чтобы проверить учёность северного варвара. Пирамиды тогда были вдвое моложе, всего-то 25 веков от сотворения, и выглядели более привлекательно, вероятно ещё были белые от облицовки, которая сохранилась сейчас только на вершине пирамиды Хефрена. Я хотел воткнуть палку, как Фалес, но не обнаружил вблизи ничего, кроме песка, верблюдов и арабов, поэтому предположил, что и Фалес вполне мог бы обойтись без палки. На каверзный вопрос он мог бы ответит так: "Измерьте мою тень, она во столько же раз меньше или больше меня (а мой рост можно измерить точно), во сколько тень пирамиды больше или меньше пирамиды."
Другой миф. Якобы Фалес был беден (постоянный рефрен в биографиях великих ученых), его упрекали, что его знания котируются так низко. Тогда "по звёздам" он определил высокий урожай оливок, скупил по дешёвке все давильни и заработал много денег, доказав прибыльность знаний. Говоря языком современности, смог захватить монополию в важной отрасли и контролировал цены.
Считается, что Фалес растолковал грекам, как находить на небе Полярную звезду; ранее это знали финикийцы.
Считается, что Фалес первым открыл наклон эклиптики к экватору и провёл на небесной сфере пять кругов: арктический круг, летний тропик, небесный экватор, зимний тропик, антарктический круг. Он научился вычислять время солнцестояний и равноденствий, установил неравность промежутков между ними.
Фалес первым указал, что Луна светит отражённым светом; что затмения Солнца происходят тогда, когда его закрывает Луна. Фалес первым определил угловой размер Луны и Солнца; он нашёл, что размер Солнца составляет 1/720 часть от его кругового пути, а размер Луны — такую же часть от лунного пути. Фалес создал «математический метод» в изучении движения небесных тел. Он ввёл календарь по египетскому образцу (в котором год состоял из 365 дней, делился на 12 месяцев по 30 дней, и пять дней оставались выпадающими).
Велики его открытия также в геометрии (диаметр делит круг пополам; вписанный угол, опирающийся на диаметр, является прямым и т.д). Фалес научился определять расстояние от берега до корабля, для чего использовал подобие треугольников. В основе этого способа лежит теорема, названная впоследствии теоремой Фалеса: если параллельные прямые, пересекающие стороны угла, отсекают равные отрезки на одной его стороне, то они отсекают равные отрезки и на другой его стороне.
В честь него в 1935 году назван кратер на Луне.

ок 430 г. до н.э — Демокрит Абдерский. «Великий мирострой» (Греция)
Демокри?т Абдерский Демокрит родился в 460 до н.э. в городе Абдеры. Малоизвестный город, поэтому справка: это древнегреческий город во Фракии, к востоку от устья реки Нестос, впадающей в Эгейское море близ современного греческого города Авдира. Жители древнего города назывались абдеритами. По преданию, город был построен Гераклом в память об Абдере. Абдер — это полубожественный сын одного из богов (кто был отцом — мнения разнятся), прелестный юноша, к которому Геракл был откровенно неравнодушен и которого сожрали кобылицы-людоедки, подаренные ему Гераклом.
Демокрит Абдерский был учеником Левкиппа. Ни одной строчки от Левкиппа до нас не дошло, поэтому вся слава досталась Демокриту. Определение, что он "развил учение Левкиппа", является пустословием, потому что о "неразвитом учении" Левкиппа неизвестно ничего. Демокрит много путешествовал, изучая философские воззрения различных народов, якобы бывал в Египте, Вавилоне, Персии, Индии, Эфиопии. Слушал в Афинах пифагорейца Филолая и Сократа, был знаком с Анаксагором.
Деньги ему достались по наследству и он их все промотал в своих философских путешествиях. Его проблемы, казалось бы. Но в Абдерах это было уголовным преступлением. Вплоть до смертной казни, между прочим. На суде Демокрит зачитал отрывки из своего произведения о мироздании — «Великий мирострой», и был оправдан: граждане решили, что отцовские деньги потрачены с толком.
Тем не менее Демокрит считался городским сумасшедшим — частенько он ночевал на кладбищах, бродил где-то в горах, а вернувшись в город, неуместно хохотал без всякой причины. Причина, конечно, была — философу были смешны бытовые мелочи сограждан на фоне созерцаемой им Вселенной. У него было прозвище «Смеющийся Философ» и средневековые художники чаще всего рисовали его хохочущим. Однако сердобольные абдериты устали от хохота Демокрита и пригласили для его излечения знаменитого врача Гиппократа. Тот поговорил с философом, после чего сообщил горожанам, что Демокрит абсолютно здоров как физически, так и психически, всех переживёт, помимо этого он один из умнейших людей, с которыми ему приходилось общаться. Демокрит действительно пережил всех ровесников.
И всё-таки это легенды, в которых доля правды всё же есть. Суд был, вероятно, а вот то, что его считали сумасшедшим — вряд ли. Это опровергает серебряная абдерская монета с гербом этого государства и надписью: «При Демокрите». Следовательно, он был и архонтом — главой города. "Смеющийся философ" объясняется еще проще — он исследовал смех, написал научную работу, чтобы объяснить это явление.
Главным достижением философии Демокрита считается развитие им учения об «атоме» — неделимой частице вещества, обладающей истинным бытием, не разрушающейся и не возникающей (атомистический материализм). Впрочем, не один Демокрит был атомистом. Платон, Эпикур, Лукреций... Демокрит описал мир как систему атомов в пустоте, отвергая бесконечную делимость материи, постулируя не только бесконечность числа атомов во Вселенной, но и бесконечность их форм. Атомы, согласно этой теории, движутся в пустом пространстве (Великой Пустоте, как говорил Демокрит) хаотично, сталкиваются и вследствие соответствия форм, размеров, положений и порядков либо сцепляются, либо разлетаются. Образовавшиеся соединения держатся вместе и таким образом производят возникновение сложных тел. Само же движение — свойство, естественно присущее атомам. Тела — это комбинации атомов. Разнообразие тел обусловлено как различием слагающих их атомов, так и различием порядка сборки, как из одних и тех же букв слагаются разные слова. Атомы не могут соприкасаться, иначе это уже будет неделимость. Следовательно, между двумя атомами всегда есть хотя бы маленькие промежутки пустоты, так что даже в обычных телах есть пустота. Отсюда следует также, что при сближении атомов на очень маленькие расстояния между ними начинают действовать силы отталкивания. Вместе с тем, между атомами возможно и взаимное притяжение по принципу «подобное притягивается подобным». Поразительное рассуждение! Демокрит говорит, конечно, не об атомах, а об молекулах. Не его вина, что слово "атомы" применили, его не спросив, к еще более неделимым частицам, из которых состоят молекулы. Но эти неделимые тоже оказались делимыми и т.д.
Демокри?т Абдерский

Демокрит. Художник Антуан Куапель, 1692 год.
И всё же не этим интересен Демокрит историкам космонавтики. А его представлениями о Вселенной. Атомов у него бесчисленное множество. Следовательно, Вселенная бесконечна. Основным методологическим принципом атомистов был принцип изономии, который формулируется следующим образом: если то или иное явление возможно и не противоречит законам природы, то необходимо допустить, что в беспредельном времени и на беспредельном пространстве оно либо когда-то уже имело место, либо когда-нибудь наступит: в бесконечности нет границы между возможностью и существованием.
Вот! Желающие могут ознакомиться с учением Демокрита более подробно в Сети, я же приведу формулировку, приведенную Владленом Бахновым в качестве эпиграфа 25 веков спустя: "Вселенная так велика, что нет в ней ничего такого, чего не могло бы быть". Именно поэтому надо развивать космонавтику — во Вселенной есть всё, надо только это найти!
Далее Демокрит утверждает, что существуют атомы (по нашему — молекулы) любых форм и размеров (в том числе размером с целый мир) и их размеры, конфигурация и сочетание образуют разные вещества и свойства; 2) все направления и все точки в Великой Пустоте равноправны; 3) атомы двигаются в Великой Пустоте в любых направлениях с любыми скоростями. Движение само по себе не нуждается в объяснении, причину нужно искать только для изменения движения.
По существу, это четкая констатация принципа инерции — основы всей современной физики.
Великая Пустота пространственно бесконечна. В первоначальном хаосе атомных движений в Великой Пустоте спонтанно образуется вихрь. Симметрия Великой Пустоты оказывается нарушенной внутри вихря, там возникает центр и периферия. Тяжелые тела, образующиеся в вихре, имеют тенденцию скапливаться вблизи центра вихря. Различие между легким и тяжелым не качественное, а количественное, и уже в этом заключается существенный прогресс. Сепарацию вещества внутри вихря Демокрит объясняет следующим образом: в своем стремлении к центру вихря более тяжелые тела вытесняют более легкие, и те остаются ближе к периферии вихря. В центре мира формируется Земля, состоящая из наиболее тяжелых атомов. На внешней поверхности мира образуется нечто вроде защитной пленки, отделяющей космос от окружающей Великой Пустоты. Поскольку структура мира обусловливается стремлением атомов к центру вихря, мир Демокрита имеет сферически-симметричную структуру.
Демокрит — сторонник концепции множественности миров.
Миры бесконечны по числу и отличаются друг от друга по величине. В одних из них нет ни солнца, ни луны, в других — солнце и луна большие, чем у нас, в третьих — их не по одному, а несколько. Расстояние между мирами не одинаковые; кроме того, в одном месте миров больше, в другом — меньше. Одни миры увеличиваются, другие достигли полного расцвета, третьи уже уменьшаются. В одном месте миры возникают, в другом — идут на убыль. Уничтожаются же они, сталкиваясь друг с другом. Некоторые из миров лишены животных, растений и какой бы то ни было влаги.


Хендрик Тербрюгген, «Смеющийся Демокрит» (1628)
Множественность миров следует из принципа изономии: если процесс какого-то рода может происходить, то в бесконечном пространстве где-нибудь когда-нибудь он обязательно происходит; то, что происходит в данном месте в данный момент времени, должно происходить и в других местах в те или иные моменты времени. Таким образом, если в данном месте пространства возникло вихреобразное движение атомов, приведшее к формированию нашего мира, то схожий процесс должен происходить и в других местах, приведя к формированию других миров. Получающиеся миры не обязательно одинаковы: нет никакого основания, чтобы не существовали миры вовсе без солнца и луны или с тремя солнцами и десятью лунами; только земля является необходимым элементом каждого мира (вероятно, просто по определению этого понятия: если нет центральной земли, это уже не мир, а просто сгусток вещества). Более того, нет никаких оснований также и для того, чтобы где-нибудь в беспредельном пространстве не образовался в точности тот же мир, что и наш. Все миры движутся в разных направлениях, поскольку равноправны все направления и все состояния движения. При этом миры могут сталкиваться, разрушаясь. Аналогично, равноправны все моменты времени: если образование мира происходит сейчас, то где-то оно должно происходить и в прошлом, и в будущем; в настоящее время разные миры находятся на разных стадиях развития. В ходе своего движения мир, образование которого не закончилось, может случайно проникнуть в пределы полностью сформированного мира и оказаться захваченным им (так Демокрит объяснял происхождение небесных светил в нашем мире).
Однако Демокрит не был сторонником теории шарообразной Земли. Демокрит приводил следующий довод: если бы Земля была шаром, то солнце, заходя и восходя, пересекалась бы горизонтом по дуге окружности, а не по прямой линии, как на самом деле.
По мнению Демокрита, порядок расположения светил следующий: Луна, Венера, Солнце, другие планеты, звезды (по мере увеличения расстояния от Земли). При этом чем дальше от нас светило, тем медленнее (по отношению к звездам) оно движется. Следуя Эмпедоклу и Анаксагору, Демокрит считал, что падению небесных тел на Землю препятствует центробежная сила. Демокриту принадлежит гениальная догадка, что Млечный Путь является множеством звезд, расположенных на таком маленьком расстоянии друг от друга, что их изображения сливаются в единое слабое свечение.
Демокрит считал, что всё зло и несчастья происходят с человеком из-за отсутствия необходимого знания. Отсюда он делал вывод, что устранение проблем лежит в приобретении знаний.
Он отрицал существование богов и роль всего сверхъестественного в возникновении мира. По свидетельству Секста Эмпирика, он считал, что «мы пришли к мысли о богах от происходящих в мире необыкновенных явлений». В подтверждение Секст цитирует Демокрита:
Древние люди, наблюдая небесные явления, как, например, гром и молнию, перуны и соединения звезд, затмения солнца и луны, были поражены ужасом, полагая, что боги суть виновники этих явлений.
Демокрит составил один из первых древнегреческих календарей.
Он первым установил, что объём пирамиды и конуса равен соответственно одной трети объёма призмы и цилиндра под той же высотой и с той же площадью основания.
В сочинениях античных авторов упоминается около 70 различных трудов Демокрита, из которых до настоящего времени не сохранился ни один. Остались лишь цитаты и заимствования у Аристотеля, Секста, Цицерона, Платона, Эпикура и других.
Главным оппонентом Демокрита был Платон (хотя тоже был атомист)
Существует легенда о том, что Платон велел скупить и уничтожить все труды Демокрита. Но это легенда, гиперболизация неприязни...
Умер Демокрит в своём родном городе в 370 году до н.э. в возрасте 89-90 лет.
В честь него в 1935 году назван кратер на Луне.

I-я половина IV в до н.э. — Евдокс Книдский. Первая математическая модель Солнечной системы (Греция)
Евдокс Книдский

Евдокс Книдский родился в 408 г до н.э. в Книде, (колония спартанцев в Малой Азии, хотя Книд часто воевал с Афинами против Спарты, сейчас там только развалины). Учился медицине и математике (у пифагорейца Архита), затем присоединился к школе Платона в Афинах. Около года провёл в Египте, изучал астрономию в Гелиополе. Позднее Евдокс переселился в город Кизик на Мраморном море, основал там собственную математико-астрономическую школу, читал лекции по философии, астрономии и метеорологии.
Около 368 г. до н. э. Евдокс вместе с частью учеников вернулся в Афины. Кроме математики и астрономии, Евдокс занимался врачеванием, философией и музыкой; был известен также как оратор и законовед. Сочинения самого Евдокса до нас не дошли.


Система из четырёх концентрических сфер, использовавшаяся для моделирования движения планет в теории Евдокса. Цифрами обозначены сферы, отвечавшие за суточное вращение небосвода (1), за движение вдоль эклиптики (2), за попятные движения планеты (3 и 4). T — Земля, пунктирная линия изображает эклиптику (экватор второй сферы)
Евдокса можно считать создателем античной теоретической астрономии как самостоятельной науки. В Кизике им была построена обсерватория, в которой впервые в Элладе велись систематические наблюдения за небом. Школа Евдокса выпустила первый в Греции звёздный каталог.
Евдокс первым решил задачу Платона, предложившего астрономам построить кинематическую модель, в которой видимые движения Солнца, Луны и планет получались бы как результат комбинации равномерных круговых движений. Модель Евдокса состояла из 27 взаимосвязанных сфер, вращающихся вокруг Земли (теория гомоцентрических сфер): 1 для звезд, 3 для солнца, 3 для луны и по 4 для каждой из всех известных тогда пяти планет. Согласие этой модели с наблюдениями было для того времени неплохим; исключением было движение Марса, который неравномерно движется по орбите, далёкой от круговой, и её крайне трудно приблизить равномерным вращением сфер.
Теорию Евдокса с математической точки зрения усовершенствовал Каллипп, у которого число сфер возросло до 34. Дальнейшее усовершенствование теории было связано с Аристотелем, который разработал механизм передачи вращения от наружных сфер к внутренним; при этом число сфер возросло до 56.
Евдокс считал Землю шарообразным телом, ему приписывается одна из первых оценок длины земного меридиана в 400 000 стадиев или примерно 70 000 км. Он также пытался определить сравнительную величину небесных тел. Он знал, что Солнце больше Луны, но ошибочно полагал, что отношение их диаметров равно 9:1. Ему же приписывают определение угла между эклиптикой и небесным экватором, (наклона земной оси к плоскости земной орбиты) равного 24°. Евдоксу приписывают также изобретение горизонтальных солнечных часов.
Сделал немало открытий и в математике, в частности, в сферической геометрии. Открыл (с Платоном) золотое сечение (деление прямой в среднем и крайнем отношениях); по свидетельству Архимеда, Евдоксу принадлежат теоремы, что объемы пирамиды и конуса равны трети объемов призмы и цилиндра тех же оснований и высот (другие приписывают это открытие Демокриту)
Но всё же наибольшая его заслуга — в первой попытке создать модель нашей Солнечной системы.
Умер ок. 355 г. до н.э. в родном Книде в возрасте 53 лет.
В честь Евдокса названы кратер на Луне (в 1935 г) и на Марсе.



далее к файлу №2-1

назад к файлу №1